***

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » *** » Новый форум » LA-LA-LA-LOVE;


LA-LA-LA-LOVE;

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

а туман на небо возвращается мне моя      р о д н а я     улыбается
я её сжимаю крепче крепкого сердце бьётся вновь, а думал нет его

внешний

- Раз уж завтра мы официально станем мужем и женой... Майлс волнуясь, поправляет воротник на моей рубашке в клетку, затем, не говоря ни слова, тянется к замку на куртке и ловко сцепляя его края, ведет собачку вверх, когда мы уже стоим в коридоре нашей квартиры. -... а послезавтра сможем узнать пол нашей дочери... - не могу сдержать смешок в ответ на его забавную фразу о предстоящем УЗИ, но, глядя на то, как серьезен он сейчас, быстро постараюсь подавить его, громко покряхтев, сделав вид, будто бы у меня просто запершило горлышко. -... у меня для тебя есть сюрприз! Но больше я тебе ничего не скажу! Сама все увидишь! руки тянуться к волосам, что бы вытащить их из под куртки. Меня, безусловно, распирает от любопытства, но мы оба знаем, что он, и правда, ничего мне больше не расскажет, а ведь вопросов назрело не мало. К примеру зачем он поднял меня в такую рань и куда собрался везти. Но Бриггс всегда был человеком своего слова, за что я его, конечно, безумно и любила. Конечно, вариантов давления у меня было масса: надуть губки, к примеру, или же очень-очень жалостливо попросить таки рассказать мне правду или, знаете, совсем безотказный, вспомнить о том, как Джек замерз в ледяной воде Атлантического океана, а Роуз нашла в себе сил жить дальше, потому как пообещала ему это, спровоцировав, тем самым, на глазах две огромные слезищи и слушать все, что он только пытается от меня скрыть, даже не задавая вопросов. Можно было бы так же попытаться поскандалить, но, как вы помните, нервничать и волноваться мне нельзя, поэтому о подобном я постаралась забыть на ближайшие, еще, 6 месяцев. Подумать только: уже шла 13 неделя...
До этого момента, знаете, как-то никаких изменений в собственном организме я и не замечала, да даже и не пыталась заметить, потому как вычитала на форумах, что живот быстро начинает расти именно после третьего месяца. Зато подобные изменений, знаете, то и дело выдумывал Майлс: Нелли, ты так округлилась! Нелли, ты так похорошела! Нелли, мне кажется у тебя так сильно вырос живот! Он повторяет это каждый день, будто бы не видел меня не всего, какую-то, ночь, а месяц - не меньше. Нет, Майлс, не вырос! Отмахиваюсь я от Бриггса за завтраком, пока он взбивает блендером пюре. Ну я, клянусь вам, ничего подобного в себе не замечала! А то, что я округлилась, это, вероятней всего, от того количества еды, что не прекращала поступать в мой рот ни днем ни вечером. Майлс уж сильно старался, что бы мне всегда было что перекусить: утром он не уходил на репетиции пока не проверит, все ли я съела, что он приготовит. Днем обязательно позвонит что бы узнать, сколько тефтелек осталось в кастрюле, а вечером принесет с собой какой-нибудь вкуснятины из хорошего ресторана, в который заскочил по дороге. Редко, но мне удавалось выпросить и какую-нибудь вредность: газировку там, или же картошку быстрого приготовления с гренками, что я вегда жуть как любила, но теперь Майлс вдруг решил, что она - вредная и он будет варить мне свежую. Хло его в этом поддерживала. Еще бы - это ее стремление проводить на кухне как можно больше времени очень быстро сделало Мэтта похожим на беременного гораздо больше, чем меня. Откармливая парня, пока он был в городе, она провожала его в турне горько вздыхая о том, что вернется он снова осунувшимся. Я лишь закатывала глаза, слушая ее причитания о том, как плохо они там питаются и что, вообще, не пойди в гору спрос на ее настенные фрески, она бы в каждое турне уезжала вместе с Стоуксом, что бы готовить ему завтраки-обеды-ужины прям как боевая подруга. Такие милые, да?
Но, на самом деле, я догадывалась что за сюрприз готовит мне Бриггс. Он уже сам не раз об этом обмолвился и теперь, может забыл, а может надеялся на то, что я не обращу внимание на то, что говорил мне, что таскать коляску на 4 этаж никому не придется. Разговаривая об этом с Мариной, мы пришли к выводу, что он, вероятней всего, присмотрел какую-нибудь хорошую квартиру, на первом этаже. Хотелось бы, что бы дом был недалеко от центра, ну, знаете, что бы недалеко были все доступные удобства, которые только могут понадобится нам и нашему ребенку в будущем. Что, так и не скажешь мне, куда меня везешь? Интересуюсь я, обращая внимание на то, что мы выезжаем куда-то за черту города и, в общем-то, даже теряюсь, потому как мои догадки о предполагаемом его сюрпризе, кажется, идут крахом. Майлс лишь счастливо улыбнется и отрицательно покачает головой. Ну что же. Сюрприз, так сюрприз.
http://funkyimg.com/i/2CWtm.jpg
      увеличитьЭтот райончик был очаровательным: с красивыми деревьями по разным сторонам улицы и аккуратными, небольшими домами со светлыми черепицами на кышах. И я улыбаюсь, когда обращаю внимание на то, что он значительно сбавил скорость, свернув на улицу, с еще более очаровательными домиками. Дом - надо же?! Решил купить нам дом... Ему уже не нужно ничего мне пояснять, потому как мы переглянулись раз пятьдесят, пока он медленно ехал вдоль домов. Он догадался, что я все поняла, а по его довольной улыбке у меня развеялись последние сомнения, касаемо того, что же это будет за сюрприз. Этот? Он отрицательно кивает головой, когда я тыкаю пальчиком в желтый домик с зелеными ставнями. Этот? указываю палец на самый яркий из всех, что стоял на улице: цвета ранней сирени. Но снова не угадываю. Он тормозит окончательно напротив самого белоснежного, с красивыми, арочными окнами и синей черепицей и, знаете, я бы растворилась в чувстве невероятного восторга потому как этот домик был так очарователен, если бы не одно но... На крыльце нашего нового дома стоит небольшая компания из нескольких девушек, волнуясь о чем-то переговариваясь и, кажется, я знаю, что они здесь забыли...
Я вылезаю из машины раньше, чем Майлс успевает подлететь к моей двери, что бы услужливо ее открыть - как он делал это всегда, а я позволяла ему эту его дурацкую прихоть. Но он и не смог бы ко мне подойти, так как быстро оказался в кольце из бушующих гормонов, громко выкрикивающего его имя. Я стою одну минуту, слушая восторженные выкрики фанаток касаемо того, что теперь их кумир живет так близко от них. Стою вторую минуту, слушая как Майлс заходится, вроде как, смущенными отнекиваниями, когда по нему прекрасно видно, как сильно ему нравится подонбное внимание. Стою третью минуту, в стороне, знаете, совершенно вроде бы как и не при делах, одинокая и забытая.... И не выдерживаю! Стягиваю с ноги кед и швыряю в голову Майлса, что распыляется перед фанатками. Они, взвизгнув, прыгают в разные стороны, наконец заткнувшись и уставившись на меня. Ты ахренел? Вези меня обратно! Я здесь жить не буду!

0

2

Мне нереально нравилось делать ей сюрпризы, хоть и получалось у меня это не часто, потому как романтик из меня никакой, и фантазии на различные подобные вещи ну вообще не хватает, но если уж и удавалась у меня возможность как-то ее порадовать, то назревал вопрос: кто радовался больше, она, или я? Ее наполненные любопытством глаза, улыбка, и постоянные вопросы о том, чего же стоит ожидать, были лучшей наградой за все старания и трудности, которые пришлось мне пережить, прежде, чем я наконец нашел тот самый дом, который удовлетворит и мои вкусовые предпочтения и ее. Он понравился мне сразу, как снаружи, так и внутри. Район был достаточно тихий, как сказал мне агент по недвижимости, которому я чуть ли не судьбу свою дальнейшую доверил. Он так же несколько раз повторил то, что тут живут семейные люди с детьми, сразу после того, как я озвучил причину переезда из нашей квартиры. Это было лишнее, ведь я прекрасно понял его с первого раза, что и сказал. Кажется, Ник, именно так его и звали, немного обиделся, тут же переводя тему на парк недалеко, искусственный водоем, и чудесную экологию. -Мы не так уж и далеко от города, чтобы она поменялась кардинально сильно, разве нет? Я честно стараюсь улыбнуться, но по его глазам вижу, что он уже решил все по поводу меня, и хуже клиента у него, конечно же, не бывало. Он мне это не озвучит, но я и без лишних слов все пойму. Очень уж у него выразительный взгляд, говорящий обо всем, что он думает, лучше всяких слов. Не самое хорошее качество для такой работы.
Но даже не смотря на то, что мы с Ником так и не нашли общий язык, дом мне все таки понравился, и, если уж говорить на чистоту, то все, что он перечислял было только на руку. Да и дышалось тут тоже легче, в во мне просто природная вредность играет. Нелл издевается надо мной дома, я в свою очередь отыгрываюсь на людях за пределами нашей крепости. Схема эта старая как мир.

Я не хотел открывать ей свой секрет, она и сама все увидит, когда придет время, и больше всего на свете я надеялся на то, что она не станет применять против меня всякие запрещённые приемчики типа жалостливых глаз и слез, ведь я мог устоять против чего угодно, но только не этого. И Нелл об этом, к моему величайшему огорчению, прекрасно знала. Однако сегодня, видимо решила сжалиться, и дала мне возможность сохранить тайну до тех пор, пока мы не окажемся на месте. И вот именно так, как обычно и бывает в те моменты, когда я не жду никакой подставы, эта подстава меня и нашла.
Я заметил из сразу же, как и Нелл, но особо не предал значения. Не то, чтобы привык к тому, что меня где-то может поджидать кучка школьниц, но на концертах они были достаточно частым явлением. Но не в повседневной жизни, и от этого стало немного странно. Го приятно до чёртиков, врать не буду. Сразу прямо подбитая самооценка вверх взлетала. Я дал несколько автографов, согласился на пару фоток, и, честно говоря, Орнелле не за чем было так нервничать. Но, это Орнелла, и мне было пора давно привыкнуть к тому, что она особо не любит когда меня окружают женщины, и не важно сколько им, по пятнадцать лет, двадцать пять или по шестьдесят. Она всегда на это психовала, а уж находясь в положении она вообще в одно мгновение превратилась в человека-настроения и творила то, что первое приходило в голову, особо не думая. Поэтому я не то, чтобы сильно удивился, когда к меня полетел ее кед, но все же знаете, было немного неприятно. Ну сами представьте какое я впечатление произвожу на людей после подобных таких выходок. Не очень , да? Но, я проглочу, конечно, этот ее поступок, и это только потому, что она беременна, и если сейчас я выскажу ей все, что думаю о ее поведение, это вряд-ли приведет к чему-то хорошему. Сразу после этого, я борюсь с желанием затолкать ее в машину, и действительно увезти обратно, пообещав, что вообще ни разу не помогу ей затаскивать эту чёртову коляску, раз она так себя ведёт.
Мама говорила всегда, что иногда, лучше промолчать. Так и умнее покажешься. Особенно, она в последние несколько раз достаточно часто это уточняла, что вот прямо ОСОБЕННО строго нужно придерживаться этого правила в общении с женщинами. Она могла бы мне просто так и сказать: Сынок, твоя невеста превращается в злобного, неконтролирующего приступы агрессии хомячка, и ты ничего с этим не сможешь поделать. Зачем нужно было так все усложнять вообще?
Собственно, после того , как в меня прилетает кедом, я ключом блокирую двери машины, поднимая обувь Нелл с земли, и , делая вид, что вообще ничего не произошло, спокойной ставлю автограф на последних фотографиях , которые мне подсовывают, и только после того, как девочки с богом ушли, вереща что-то и постоянно оглядываясь , крепко беру Нелл за локоть, и тащу в сторону дома, улыбаясь все так же , как и несколько минут назад и ничего ей не говоря. И только когда мы оказались на крыльце, я наконец поворачиваю голову в сторону невесты. -Нелл. Я безумно тебя люблю. И ты прекрасно об этом знаешь, но не кажется ли тебе, что ты переходишь все рамки? Ее , конечно, тоже можно было понять, ну мне было бы тоже не особо приятно, если бы вокруг нее кучками вились какие-нибудь лица противоположного ей пола , самых разных возрастов , но кому-то пота было более спокойной относиться уже ко всему этому. -И куда бы мы с тобой не переехали, везде будет твориться что-то подобное, и если ты не хочешь наблюдать за этим, то у тебя единственный выход-бросить меня и найти себе кого-то другого. Но так как ни ты, ни я, не хотим этого, то давай ты сейчас успоишься, и мы посмотрим этот ебучий дом! Вручаю ей кед, понимая, что до крыльца она дошлепала без него, и... Блять. Можно я просто никак не буду комментировать эту ситуацию? Это было выше моих сил, выше моего спокойствия , и я итак уже держал себя в руках не пойми каким чудом. Пока Нелл особо не пытается , видимо приходя в себя, наклоняюсь, чтобы обуть ее, а затем поцеловать в лоб, пытаясь делать вид, что совершенно спокоен, но это было совсем не так , и ещё этого гребанного Ника на горизонте не было, а ведь в дверь я позвонил вот уже три раза

0

3

Я, конечно, все понимаю, но такого не понимаю! Ну, вы видели? Стоит такой, флиртует с какими-то малолетками при живой-то жене! Ну, пока еще не жене - скажете вы, и я согласно кивну, потому как после такого даже и не хочется за него замуж выходить! Знаете, глядя на то, как он, прямо, упивается этим к себе женским вниманием, мне так обидно стало... Я почему-то представила, как он, точно так же, развлекается в компании фанаток пока уезжает в турне, когда я тут, оставшись одна, с ума схожу от тоски и скуки по нему! Мне подумалось так же и о том, что он, наверняка врет мне о том, что так же по мне безумно скучает и любит больше, чем кого-либо - вот прям очень похоже было, в этот момент, что он мне врет и об этом! Ну разве можно так миленько разговаривать с другими девушками на обращая никакого внимания на меня, его единственную и неповторимую, беременную, между прочим, его ребенком женщину? В общем, когда в Майлса полетел мой кед я ни капельки не сомневалась в праведности своего на него гнева. И я не усомнюсь в нем ни на секундочку: ни когда он, проигнорировав мой всплеск праведного гнева, продолжит, как ни в чем не бывало, болтать с незнакомыми девчонками, расписывая им, что ему будет очень приятно столь милое соседство с Сашей, Карой и Сатин. Мне вот, знаете, не будет! Он специально, что ли, выбирал райончик, в котором тут каждая третья трусики мочит от одного только его имени? Что бы, в случаи нашей ссоры, было к кому убежать? Ну типа прошелся по соседкам и далеко от дома уходить не надо, в ожидании, когда же Орнелла остынет! Жуть какая!
Залезть обратно в машину он мне, конечно же, не даст. Майлс, вообще, старался прятать подальше от меня ключи от своей машины после того случая, как я сперла его тачку поддавшись алкогольному азарту, будто бы меня и не лишили прав на 2 года и это действительно для меня не столь значительно. Значительно - еще как! Я же не закоренелая преступница там какая-нибудь... Да и поводов, вроде, таких уж и не было, что бы я вновь так насвинячилась и уехала покорять ночную автостраду. Так же он не даст мне уйти отсюда на своих двоих и плевать, что на мне всего один башмак. Подхватит меня под локоть и поволочет к дому и если он думал, что своими нравоучениями сейчас поставит меня на место, то он ошибается, потому как от них мне еще больше обидней становится! Даже, клянусь вам, еще немного и слезки на глазах навернуться: чего он так зло на меня, вообще орет? Хотя он и не орал совсем. И он говорит о том, что мне проще с ним расстаться, чем продолжать выражать свое недовольство тому, что он так мило любезничает со всякими там... И я уже было набираю в легкие воздух, что бы дать ему достойный ответ ну типа... Ну вроде как поздновато для подобных заявлений с учетом моего интересного положение, и раз уж он хочет со мной расстаться, то подумать об этом немного раньше. Он ведь, именно это и хотел да, мне сказать? Что собирается меня бросить! В любом случае, что бы он там не имел ввиду, сквозь фильтр своих бушующих гормонов мне все привиделось именно так, но этот свой ответ я так ему и не скажу, потому как в следующее мгновение он опустится предо мной на колени и наденет на мою ногу кед, что я, парами минутами ранее, запустила ему в голову.
И это меня тронет. Очень. Но не настолько сильно, что бы я забыла про то, как он распинался перед какими-то...
- Здраствуйте! Я вас заждался! Проходите.... Высокий мужчина с пивным пузиком радушно мне улыбнется, когда распахнет дверь после, кажется, третьего звонка Майлса в дверь. И я не сдержу недовольное "Что-то не особо-то вы торопились нам дверь открыть." Проходя вглубь дома, заведомо решив, что это место мне не понравится. Оно не должно мне понравится!

В общем... я старалась очень сильно, что бы этот дом показался мне жуть как отвратительным и уже к пятнадцатой минуте нашего экскурса по местным достопримечательностям Майлс перестал мягко отвечать на любые мои замечания, касаемо дома и лишь молча краснел. А чего в гостиной такие окна большие? Я не люблю когда много солнечного света. Нет, Майлс, шторы не облегчат мне жизнь - представь как трудно будет стирать эти шторы, потому как они будут огромные! Кухня какая-то слишком просторная - к чему нам такая когда я совершенно не люблю готовить? Ты будешь? Тебя же по три месяца не бывает дома - я тебя прошу, не выдумывай! Ванна слишком холодная - туалет слишком душный - спальня слишком темная. И что, я не люблю когда много света! Я же не вампир, что бы спать в кромешной тьме!...
Впрочем, Ник тоже, совсем скоро, перестал расписывать красоты здешних мест и лишь открывал предо мной закрытые двери. Наверное, к тому моменту, как мы подошли к последней, всем уже было очевидно, что этот дом не понравился мне ну ни капельки, вообще! Что какой бы умеренной яркостью не разливался солнечный свет по последней комнате - я найду к чему придраться и в этот раз. И я, действительно, уже придумала весьма вескую претензию того, что припасли для меня на десерт, но я забуду про нее, когда дверь откроется и первое, что попадется мне на глаза, это воздушные шарики, развешанные по стене небольшой, но уютной комнаты, составляющие имя "Шерил".
И дом, знаете, он был, на самом деле, просто очаровательным! Рассматривая его немногочисленные, но достаточно просторные комнаты, выдумывая сотню недостатков там, где их, конечно же, не было, я четко представляла то, где мы расставим нашу мебель, прикинула, что нужно будет докупить и как, красивей, обустроить тот или другой уголок этого милого строения, что, конечно, я хотела бы назвать своим домой, не подпорть мне настроение до того, как мы сюда вошли. Я блуждаю взглядом по комнатке, что, видимо, Майлс присмотрел под детскую, молчу, конечно же, а что тут скажешь? Цепляюсь взглядом за шарики и не могу сдержать улыбки. Это было так... черт! Повернусь к Майлсу, что бы обхватить руками его талию и прижаться щекой к груди, что бы выпалить: Майлс! Этот дом - он просто чудо!

0

4

Она была невыносимо вредной, жутко капризной, своенравной, мечтающей доказать всем вокруг, что она главная женщина в моей жизни, любыми способами. Бросаясь чем-то в меня, кидаясь с кулаками на других. Как говорится, на войне все средства хороши, и Нелл пользовалась именно всеми средствами, даже не смотря на то, что прекрасно знала: кроме нее мне никто не нужен. Этот факт существовал уже так давно, что это поняли и приняли все вокруг, однако это не останавливало ее от приступов ревности, которые она никогда даже не пыталась скрыть. Меня восхищала ее открытость. Она и меня ею заразилась и со временем я перестал бояться выражать какие-то эмоции, перестал думать, что могу показаться смешным. Ведь для нее именно по плохому смешным я никогда не буду, а мнение других не так уж и часто меня волновало
-Ты же постоянно открываешь шторы в квартире! Чтобы было светлее! Замечаю я, когда она жалуется на очень большие окна. Конечно, в последнее время она делала это не так часто как раньше, потому как: "это солнце ужасненько раздражает, почему оно всегда светит мне прямо в глаза?". Собственно, это и не удивительно. Ее сейчас "ужасненько раздражало" все подряд. Помимо этого я услышал ещё тысяча и одну причину, почему этот дом крайне ужасен, и на каждую причину у меня был готов свой ответ, который она, конечно, тут же оспорит. Ник смотрел на нас как на двух идиотов. Ещё недавно я так же выносил ему мозг придираясь к каждой мелочи, а теперь привел свою женщину, и она делает тоже самое. Я готов спорить, что он будет обсуждать нас со своими коллегами, жалуясь, что он никогда такой парочки идиотов не видел, и что со своими характерами, и желаниями доебаться до всего и сразу, мы очень сильно друг другу подходим. И грех будет его в этом обвинить!

-Если ты хочешь как-то порадовать ее, то тебе стоит подготовиться. Я заехал к родителям перед тем, как отправился впервые встречаться с этим несчастным Ником. Рассказал, что планирую купить дом в тихом районе, который присмотрел. Отец тогда крикнул с кухни, что район действительно неплохой и там живут какие-то его знакомые, типа партнёры по бизнесу. Уточнять я не стал. -Ты уже видел его? Там будет детская? Вам же уже пора готовиться к рождению ребенка! Я попытался убедить маму в том, что до самого рождения , как до Китая раком, но она, как обычно не послушала меня, предпочитая причитать по поводу того, что мы как-то несерьёзно ко всему этому относимся, и я поспешил смыться, говоря, что опаздываю, и заодно согласился подкинуть Эллисон в какой-то там модный бутик где сегодня офигенный скидки, но она меня обманула, и когда мы оказались в моей машине, сказала, что поедет со мной, потому как ее братец сам ничего путного выбрать, конечно же, не сможет, отличаясь совершенным отсутствием вкуса к прекрасному, как и любой из мужчин, на этой бренной земле. И я не буду с ней спорить, потому как это бесполезно, точно так же, как и спорить с любой женщиной. Никогда никого переспорить не мог, ни Эллисон, ни маму, ни Орнеллу. К чему пытаться сейчас?
-Неплохо. Говорит она выходя из машины, и осматривая широкую улицу. Она, конечно, вставила пару замечаний , но в целом ей понравилось, и когда она увидела детскую, ей эта идея в голову и пришла. -Когда ты привезешь ее сюда? Уже завтра? Так. Поехали. Сейчас все сделаем в лучшем виде!
Знаете, меня всё ещё пугало то, что Элисон так резко вот прямо взяла и сменила гнев на милость в отношении Нелл, и ко всем ее предложениям и словам я все ещё относился с опаской. Она это прекрасно видела, по лицу ее недовольному было заметно, но молчала, решив, видимо, никак этот момент не комментировать. Ну и ладно. Я рано или поздно привыкну, и лучше, чтобы было рано.

Я крепко обнимаю Нелл и целую ее в макушку, довольно улыбаясь. Ник смотрит на меня вопросительно, и я ему киваю , от чего из него вырывается вздох облегчения, и сейчас я тоже могу его понять. Это, наверняка, были самые сложные несколько дней в его жизни.
-Тебе точно понравилось? Спрашиваю уже в десятый раз, потому как, честно говоря, в тот момент, как все решилось, сам начинаю сомневаться в том, правильный ли мы сделали выбор. У меня так всегда случалось, это норма. И в те моменты, когда Нелл в очередной раз говорит мне, что да, понравилось, с каждым разом делая это чуть более нервно, я потихоньку успокаиваюсь, но не до конца. -Детская точно не слишком далеко от спальни? Я обязательно нарвусь на ее недовольный взгляд, и наконец заткнуть, от греха подальше.

Она перебирает наши вещи, сидя на полу, и недовольно елозя на подушке, которую я ей подсунул, чтоб не сидела на холодном. Опускаюсь на пол рядом с ней, наблюдая за тем, как Нелл внимательно рассматривает вещь, откидывая ее в сторону, в кучу, которую она решила в новый дом не тащить. Куча эта состояла в основном из моих вещей, дохрена старых рубашек и футболок, которые были жутко старыми, растянутыми, и местами дырявыми. Терпеть не мог ходить по магазинам, но Орнелла была непреклонна, и я с ней не спорил. -Когда поедем выбирать всякие... Штуки для дома? Я хотел сказать :"для детской", но почему-то не стал. Орнелла пожимает плечами. У нее не очень усталый вид, ведь она , видимо под эмоциями, начала собирать вещи сразу же, как только мы приехали домой.
Перехватываю ее руку , губами дотрагиваясь до тонких пальчиков. -Иди ко мне. Притягиваю ее ближе, усаживая на свои ноги, и аккуратным поцелуем дотрагиваясь до краюшка губ. Сначала до одного, потом до другого, запуская руки под ее рубашку. -Тебе нужно немного отдохнуть. У нас завтра трудный день. Не передумала ещё брать мою фамилию? То, что завтра она официально станет моей женой было просто безумно, и я был счастлив от этого безумия, представляя, как наша жизнь тут же изменится в лучшую сторону, и мы вообще никогда больше не будем ругаться. Но это, конечно же, неправда. -Потом, конечно же, нас ждут родители, Марину тоже, кстати. Ты же знаешь, от них отвязаться не получится. Шепчу Нелл на ушко, кончиками пальцев, едва касаясь кожи, водя по ее спине. -Поэтому нам срочно нужно в кровать! чуть неуклюже поднимаюсь на ноги, обхватив бедра Нелл, которыми она обвивает мою талию, руками.

0

5

Не знаю, как Майлс меня так долго смог вытерпеть. Столько лет как на пороховой бочке - я не сомневаюсь, что он себя чувствует именно так. Кажется, он, даже, пару раз произносил это вслух. Кажется, это было сказано как-то очень тихо и повторить еще раз это, в ответ на мою просьбу, он так и не решился, потому как знал, что за этим последует взрыв.Но и с ним, конечно же, тоже бывало не просто, а с наступлением в его карьере такого большого прорыва, прям, даже невыносимо... Ну, по крайней мере мне-то уж точно. Мама была права, когда говорила, что наши жизни крайне кардинально друг от друга отличаются. Что наши взгляды на то, как должен сложится наш быт - не совпадут. Но не смотря ни на что я, знаете, никогда бы не хотела для Майлса другой карьеры, профессии офисного планктона, как он тут недавно мне сказал. И пусть он, конечно, был прав в том, что мне давно уже надо было как-то смириться с тем, что вокруг него всегда будут виться фанатки, требующего внимания своего кумира. Ну или, хотя бы, мне явно следовало бы начать себя к этому готовить: наступит день и под дверью нашего дома окажутся какие-нибудь совершенно незнакомые девицы, что будут уверенно мне говорить, что я не достойна Майлса Бриггса: ни рожей ни кожей, мол типа, не вышла. Таких, к слову, уже полно в интернете, но на него, определенно, проще не обращать внимания, чем стараться забыть про тех, с кем столкнулась лицом к лицу. После того, как Майлс спросит меня о том, точно ли мне понравился дом, а я, в десятый раз скажу ему о том, что очень и это меня начнет порядком раздражать, в наш разговор встрянет Ник, поспешив заверить, что соседи здесь все крайне интеллигентные люди и мой покой никто не будет тревожить просто так, без причин. Майлс поспешит повторить его слова, будто бы от того, что мне произнесут их вслух еще с десяток раз я и в правда в эту поверю. Но, в общем-то, мне будет уже совершенно все равно, потому как какими бы не были наши соседи я уже безумно хотела того будущего, что ждет нас в этом доме: меня, пузатенькую, доклеивающую обои в детской, стоя на стремянке, пока Майлс не видит и не может меня с нее стащить. Бриггса, нервно бегающего по дому в поисках моей сумки, что я собрала в род дом, когда начнутся схватки. Шерри, которую Майлс занесет в дом на своих руках и она станет чем-то совершенно необыкновенным для нас, невероятным новым витком наших отношений...

Я, наверняка, выгляжу уставшей. В последнее время мне совершенно ничего не стоит утомиться совершенно пустяковыми делами, а затем проспать всю ночь и до обеда, не просыпаясь даже тогда, когда Майлс встает, что бы уехать по делам группы. Может это организм так готовиться к периоду, в котором много спать мне уже не будет грозить? Ребенка придется кормить каждый два часа... С трудом могу представить, что мне придется делать это грудью и уже начала вычитывать рекомендации той или иной смеси... Хотя, конечно, это все решится уже после рождения Шерил: какая смесь ей подойдет, а какая нет и все такое...
Когда поедем выбирать всякие... Штуки для дома? Майлс отвлекает меня от моих мыслей, склоняясь, что бы посмотреть какую очередную его дырявую футболку я отправляю в утиль. Я люблю его старые вещи - в них всегда так уютно, когда он уезжает из города, но в новый дом, конечно, решила будем переезжать без того, что годится только на тряпки. Ну, завтра поехать у нас, явно, не получится... мысль о том, что завтра мы станем мужем и женой невероятно греет и, вероятно, звучит даже так, что в нее трудно и поверить... Столько лет мы вместе: Леонхарт и Бриггс! И вот, надо же теперь мы станем Бриггсами оба...
Он садиться рядом и притягивая меня к себе и я, конечно, совсем не против: когда он так близко, вроде даже, и усталость совсем не чувствуется. Только если ты не передумал брать меня в жены! укутывая его шею своими руками и зарываясь носом в небольшую ямочку в плече, лениво проговариваю ему в ответ. Его голос, такой успокаивающий, всегда действовал на меня лучше всякого снотворного и я быстро потеряю связь с реальностью, перестав вникать в то, что он продолжает мне говорить о том, что у нас завтра трудные день и что, после того, как между нами все подтвердиться официально, нам предстоит много куда еще заехать. Он отнесет меня в спальню, будто маленькую, уложит под одеяло и сам, повозившись еще какое-то время с беспорядком, что я оставила в гостиной, придет для того, что бы обнять меня, засыпая, чуть позже.

Не знаю, стоило ли мне выбрать какой-то особенный наряд на нашу регистрацию, но решила не париться на этот счет, натянув на себя все ту же рубашку и куртку, которую Майлс, и сегодня, сам, вместо меня, застегнул на замочек, перед тем, как мы вышли из дома. Я точно нормально выгляжу? Эта мысль меня настигнет слишком поздно: уже когда мы подъедем в центр регистрации браков и я увижу несколько девушек, в прекрасных белых плятьях, стоящих у входа в здание. Не то, что бы мне тут же захотелось пышного торжества и все такое, однако же неловкость неприятным привкусом закислит кончик языка. Особенно это чувство, знаете, усилиться, когда Майлс выйдет из машины, но не успеет обойти ее, для того, что бы открыть мне дверь, и эти самые девицы в красивых платьях кинуться к нему что-то оживленно вереща.
Из машины я, в очередной раз, вылезу без его помощи и так же, как и вчера, встану в сторонке ожидая того, как этот цирк прекратиться, не давая о себе знать ни кедом, что вчера летел Бриггсу в голову, ни, тем более, каким-нибудь звуком, что может привлечь ко мне какое-то лишнее внимание.

0

6

Я, конечно же, зайду в гостиную я после того, как уложу Нелл, и вытащу несколько своих старых, но от того не менее  любимых вещей из утилизации, засунув их в свой рюкзак, с которым таскался по турам, стоящий в дальнем углу шкафа, и ждущий уже своего звёздного часа. Затем найду огромный мешок , куда скину весь мусор, вытащив его в коридор, и вернусь к Орнелле, удобно устраиваясь на кровати рядом с ней, и уже по привычке, от которой, конечно же, мне никогда не захочется избавляться, притягивая ее, сонную, к себе, чтобы обнять покрепче, и поцеловав в макушку тоже уйти в царство снов, из которого меня выдернет противный крик будильника. Да будь он проклят! Я слишком отвык просыпаться рано. У меня вообще образ жизни больше ночной был, тогда как утро, и часть дня я предпочитал проводить  мирно отсыпаясь в кровати. Так что с уверенностью готов заявить, что это пробуждение было для меня крайне трудным. Глаза словно налились свинцом, и не хотели открываться. Руки и ноги не слышались, отказываясь выносить меня из кровати, а мозг шептал это свое "ну ещё пять минуточек", и желание послушаться, пойти у него на поводу было невероятно сильным, однако могло плохо обернуться, а я уже хотел сегодня поставить точку, и закрепить наши с Орнеллой отношения печатью в паспорте.
Я кое как сползают с кровати, чтобы умыться, сварить себе кофе, а Нелл сделать чай, и только после этого иду будить ее, хотя она, конечно, уже не спит, а потирает сонные глаза кулачками. Совсем как милый маленький ребенок. Не могу удержаться от улыбки, целуя ее в лоб, и говоря о том, что нам скоро выходить, отправляю ее в ванную, принимаясь за завтрак, который уже был готов к тому моменту, как она заходит на кухню. -Не знаю почему, но волнуюсь жутко, там же нужно только подпись, по сути, поставить. Надо взять запасную ручку, прикинь, если их перестанет писать. В последнее время я вообще был крайне сильно подвержен разного рода волнениям. По-любому поводу. Оставалось лишь надеяться, как только Нелл родит, это дурацкое чувство меня покинет без риска на возвращение. Хотя, конечно, это было крайне сомнительным, ведь у нас появится ребенок, за которого нужно будет переживать сильнее, чем за себя и Нелл вместе взятых до конца своей жизни. Уже заранее представлял, как ей стукнет лет пятнадцать и она будет доказывать, как сильно достал я ее своей заботой.
Уже в машине , говорю ей, что она выглядит великолепно, и я не видел ничего и никого более прекрасного никогда в жизни, и это сущая правда. Когда бы я ни смотрел на нее, мне казалось, что нет никого привлекательнее, и даже если бы она сейчас сидела растрёпанная в пижаме, я бы чувствовал и говорил ей то же самое. Мне вообще зачастую было все равно что на ней, короткое платье и каблуки, или же джинсы и кеды, потому как если она меня изначально привлекла именно внешностью, то поверьте, полюбил я ее точно не за нее, а за что-то более глубокое.
Выйдя из машины я первым делом замечаю девушек, которые цепляются за меня взглядом, и не ошибаюсь , когда через самый кроткий промежуток времени оказываюсь в их окружении. Улыбнувшись всем, сказав пару слов, подписав несколько фотографий, я понимаю, что этот цирк пора заканчивать, и прошу их пропустить меня к моей невеста потому как у нас время регистрации приближается. Одна из них говорит, что нацепила это белое платье потому как надеется, что я передумал, и возьму в жены именно ее и это уже, знаете ли, пугает. Отвязавшись от них подхожу к Нелл, беря ее за руку и переплетая наши пальцы, чтобы показать , что других женщин мне совсем не нужно. Сумасшествие какое-то. Мне, конечно, было невероятно приятно, но это уже переходило все рамки, и я даже на секунду забыл про волнение, но оказавшись внутри красивого здания, с великолепным холлом, оно накатывает новыми волнами, и я смотрю на Орнеллу, надеясь, что она не переживает так же, как я. Хотя чего ей было переживать то? А мне чего? Непонятно.

-С ума сойти Говорю я Нелл, уже в сотый раз целуя ее, когда мы сидим в машине , и я жду, пока позвонит мама, чтобы сказать, что все готово и мы можем ехать. -Орнелла Виктория Бриггс. Я, конечно, понимаю, что мы шли к этому невероятно долго, но до сих пор не верится! И это была сущая правда. Она ни капли не изменилась после того, как мы поставили подписи в бумагах. Да и в чем она могла изменится  то за такой короткий  промежуток  времени? Несколько  минут всего-то. Вот ни капли не поменялась. Как внешне так и внутренне она была все той же моей Нелл, невероятно вредной и упрямой, но от этого ещё более любимой. Такой нежной, и любящей. Но сам статус, который мы приобрели друг для друга, он... Он что-то меня. Что-то заметное только для нас, и от этого факта я счастлив был неимоверно.
-Когда у нас появится наша малышка, и как только появится возможность оставить ее с бабушками, свожу тебя в медовыц месяц, в любое место, в которое ты только захочешь! Надо было бы ещё добавить, что она более чем заслужила это, особенно если сделать акцент на всех мучениях, которые пережила рядом со мной, но я решаю этого не говорить, такая себе идейка, знаете ли. Не любил вспоминать все свои многочисленные косяки.

-Мам, пап, встречайте нового члена нашей семьи! Жена!  Кажется, ее уже начинает раздражать то, что все то время, после нашего выхода из ЗАГСа , я то и делаю, что зовут ее исключительно так,.словно в одночасье забыл ее имя, но дайте мне какой-то время , чтобы насладиться этим, и клянусь, я очень скоро перестану!
-Поздравляю вас! К нам уже приближается мама, по очереди обнимая сначала Нелл, а потом и меня. Я знаю, что она ждала этого дня не меньше, постоянно переживая , будто пока мы не женаты официально, в любой день можем разойтись. Хотя она же не знала, как сильно мы связаны не только физически, но и эмоционально.-Орнелла , детка, ты уже видела ваш новый дом? Она ведь даже не спросила меня, не испортит ли сюрприз этим вопросом! Но возмутиться я не успел, так как мама уводит мою жену (ну вы только представьте себе!) На кухню, и тут уже отец с силой, которой ему было не занимать, хлопает меня по спине, тоже говоря о том, что жуть как ща нас рад. - Я в кабинете припрятал для такого случая бутылку хорошего виски, пойдем, пока твоя мама не видит, она стала все мне запрещать! И я, конечно же, пойду за ним, удивляясь чего это он такое говорит о запретах?

0

7

Хотелось бы сказать, что за сутки я набралась мудрости и именно поэтому не стала сегодня швырять в Бриггса ботинком, распугивая, тем самым, окруживших его фанаток. Не знаю чего это я так скромненько встала в стороне, будто бы и не злит меня совершенно то, как эти дамочки предлагают ему пойти к алтарю вместо меня - с одной из них. Впрочем, ничего удивительного, ведь, в последнее время многие мои поступки не поддавались хоть какому-нибудь логическому объяснению. Вчера вот захотелось мне в них чем-нибудь кинуть, сегодня - нет. Если через пять минут они не прекратят и продолжат испытывать мое терпение и я решу им всем побить носы - тоже неожиданностью не станет, ведь, что говорить, но гормоны со мной, эти три месяца, играли невероятно веселые шутки, которые не всегда были забавны Майлсу. То мне его волосы в носу жить мешают категорически, то его обувь вдруг стала слишком громко скрипеть, то какая-то непонятная аллергия с высыпанием на мой любимый его парфюм - будь я на его месте, гарантирую, едва ли стала подобное терпеть! Вот прям категорически бы не стала!
Интересно, чем бы это все закончилось, продлись немного дольше? Захотелось бы мне вырвать клок волос из прически той блондинки, что хватала своими кривыми руками Бриггса за рукава!? Или же пнуть под задницу ту брюнетку, что вульгарно оттопыривала свой багажник, пытаясь привлечь внимание Майлса к нему... Но, видимо и ему самому испытывать свою судьбу не хочется, потому как он быстро оставляет всех своих фанаток и оказывается возле меня, бережно переплетая наши пальцы в замочек. Он ведет меня в здание, когда я, не в силах удержаться, оборачиваюсь к оставленным в одиночестве девушкам и показываю обеим язык.

В моих руках свидетельство о нашем браке, а на губах многочисленные поцелуи Бриггса. И да, я не могу в это поверить так же сильно, как и он, ведь, черт, неужели это случилось? Ну, ведь, казалось бы, что такого вдруг кардинально резкого между нами произошло, что теперь мне его поцелуи кажутся по особенному сладкими, когда они всегда были словно сахарная конфетка, что даже и сладкого мне, столько лет, совершенно не хотелось! Безусловно, штамп в паспорте не изменит ровным счетом между нами ничего, да и каким переменам, в принципе, он может способствовать? Сильней любить уже невозможно, а меньше - даже и пытаться не стоит. Но я все равно чувствую какое-то необъяснимое торжество, бьющееся в центре груди, при мысли, что теперь все-все-все вокруг знают кого именно Майлс Бриггс сделал своей женой: ни Джессику, чтоб ей там икнулось сейчас, ни Софи или кого бы там ни было вообще... Ты понимаешь, что ты только что наделал? Даже если ты будешь очень сильно настаивать на разводе, когда осознаешь, что я никогда не исправлюсь - я тебе его, ни под каким предлогом, не дам! победоносно машу в воздухе нашим свидетельством, будто бы выиграла золотую медаль на олимпиаде, прежде чем он снова притянет меня к себе и поцелует в очередной раз. Впрочем, знаете, даже если бы это никогда и не случилось, я уверенна, это ни капли бы не изменило моего к нему отношения ни через 10 лет ни через 20 ни через 50. Нет в этом мире ничего более естественного, чем моя к нему любовь, а супружество... это так. Лишь прихоть, причем, прошу заметить, не только моя! Он ведь тоже хотел этого! Показать всем, что я - его законная супруга. Ловя его ревностные взгляды на мои безымянный пальчик, когда я снимала кольцо перед душем, а затем забывала одеть, трудно было не догадаться, почему он так возмущенно начинал сопеть.
Знаешь... у тебя было такое лицо, когда мы туда входили... как тогда: будто бы ты хочешь сбежать! Так и хотелось перехватить твою руку и не выпускать, пока ты не поставишь эту дурацкую закорючку в документах! так оно и было и пусть он даже не пытается меня переубедить в том, что ни капли не испугался. И чего же это мы так разнервничались, мистер Бриггс? Не поздновато ли вы спохватились, дорогой мой муж? Четвертый месяц беременности никуда уже не подевать, что бы ты из под венца бежал, как Джулия Робертс!

Я, конечно, демонстративно закачу глаза, услышав, как Майлс называет меня "жена" вот уже в сотый раз, но, поверьте, мне было так же приятно это слушать, как и ему - произносить. Вот останемся мы наедине - я обязательно скажу ему о том, как сильно мне это нравится. И называть его "моим дорогим мужем" - тоже безумно нравится. Джоан тут же увлекает меня в свои теплые объятья и, пока она расспрашивает о всех подробностях нашего сегодняшнего дня, я упускаю из виду момент, как отец Майлса увлекает его в рабочий кабинет, а ведь, поверьте, я бы догадалась сразу, зачем он его туда увел и поспешила бы прочитать своему молодому мужу несколько нотаций, на тему того, что он, вроде бы как, за рулем и мы хотели еще заехать к моей маме... Что говорить. Прочитаю позже - когда увижу, каким нализаным он выйдет из кабинета отца спустя, каких-то, полчаса - не больше, клянусь!
Дом просто чудо! мне нравилось, как у Джоан всегда ловко получалось увлечь меня в готовку, когда сама я, как мне казалось, никогда особо-то ее и не любила. Я стою у плиты помешивая томящиеся на огне овощи, пока она отбивает молоточком мясное филе. Такие просторные, светлые комнаты! описываю миссис Бриггс нашу вчерашнюю поездку и то, как прекрасно освещен дом со всех сторон, будто бы и не закатывала истерику по поводу того, что я не люблю, когда в помещении слишком много солнца! И детская... Майлс сделал небольшую попутку ее украсить - это было невероятно мило! Джоан с важным видом спросит меня про то, когда же мы начнем закупаться вещами для малышки и пообещаю ей начать это делать в самом, что ни на есть, ближайшем будущем! Мы провозимся на кухне не так уж и долго, ведь, большую часть приготовлений миссис Бриггс успела сделать до нашего прихода: осталось лишь поставить в духовку горячее. Нелли, дорогая, иди позови этих оболтусов за стол! подхватывая салатницу, она двинется в сторону гостиной.
Вы чего тут притихли? я, конечно, постучалась прежде чем войти, но распахнуть дверь поспешила прежде чем они попросят меня это сделать. И, нет, я не была за здоровый образ жизни и, если вы помните, в школьные годы отличалась крайней любовью к алкогольным вечеринкам, но сегодня, знаете, хотелось быть пьяной лишь от любви, а не так как Майлс, степень опьянения которого, конечно, не была критичной, но все же! Бриггс, ты что - накидался? Какого черта!? Нас ведь еще моя мама ждет!

0

8

Отец рассказывает, как сложно ему было решиться сделать предложение маме. Говорил, что он хотел , чтобы она стала его женой, больше жизни, но боялся. Боялся, что они делают ошибку, и через какое-то время поймут от этом тогда, когда станет поздно. Боялся, что штамп в паспорте убьет всю романтику между ними, заменив ее лишь бытовыми отношениями. А потом, конечно же, поспешил убедить меня в том, что ни один из его стразов не сбылся, и у нас с Нелл обязательно все будет так же, и у меня нет ни малейшего повода переживать, но... Я тоже боялся. Вспоминая, что чувствовал, когда ставил подпись, как начинала дрожать рука , и как уверенности мне предал взгляд на Нелл. Она смотрела так задумчиво в эти бумажки, и я в которой раз понял, что лучше ее никого и никогда не найду, даже пробовать не стоит, и сомневаться это действительно глупо, ведь мы с ней вместе уже столько лет, не каждый взрослый человек способен похвастаться такими длительными отношениями, в нам ещё и тридцати нет. Я знал, что не хочу видеть рядом с собой никого другого, да.  Не смогу, конечно же, так как она полностью завладела моим сердцем, и даже мысль о том, что когда-то, что-то может пойти не так, заставляла его болезненно сжиматься. Она делает меня счастливым каждый божий день, и даже не смотря на то, что в последнее время так часто показывает свои капризы ,но даже они были чертовски очаровательными. Терпеть их можно было целую вечночть, а сейчас тем более, разве сложно мне было лишний раз промолчать, и не отвечать на ее притензий по поводу моих острых локтей, тогда как из-за меня она уже столько всего вытерпела, и сейчас носила под своим сердцем моего ребенка, делая меня самым счастливым мужчиной на свете. Я поставлю свою подпись в указанном месте, уже через мгновение, как в голову забрался вопрос, все ли правильно мы делаем, и я моментально нашел ответ на него: правильно. И более верного поступка я за всю свою жизнь не совершал, ведь она всегда, с самого первого дня нашего знакомства не уставала делать меня лучше, с каждым днём.  За этими разговорами мы усидели с ним уже пол бутылки, прежде чем к нам зашла Нелл и сломала мужскую , суровую такую компанию, своим этим: -Бриггс, ты что - накидался? Какого черта!? Нас ведь еще моя мама ждет! И тут то я понимаю, что невероятно проебался, поворачиваясь к Нелл, в то время как отец неловко покашливает. Я смотрю на жену, пытаясь придумать, что же ей ответить, и как именно тонко намекнуть на то, что за руль я уж точно не сяду сегодня, как на помощь приходит Маршалл -Давайте-ка вызовем ей такси, и пусть приезжает сюда.

Нелл была против. Я за. Все остальные тоже, поэтому она осталась в меньшинстве, и уже через какой-то час Марина знакомилась с моими родителями, и все это знакомство, знаете, как-то прошло мимо меня, потому как сразу после того, как я поднялся на ноги, меня настолько сильно разнесло, что я был способен на какие-только односложные ответы, и поддерживать разговор было просто нереально. Отец оказался более крепкие, но это и не удивительно, вот доживу до его годов , и тоже всем буду хвастаться тем, что алкоголю меня взять не так уж и просто, а сейчас ему это было сделать крайне легко, особенно если учесть, что в период всей беременности Нелл, я смог выбраться, чтобы выпить с друзьями лишь два раза, и то, последний не то, чтобы считается.
Еда была невероятно вкусной, и вместо того, чтобы обсуждать какого цвета коляску моя жена собирается покупать , я предпочитал забивать ею рот, и лишь кивать, или наоборот, отрицательно трясти головой, если у меня что-то спрашивали, и, собственно, тот самый момент, когда я наконец дополз до кровати, был самым долгожданным. Перед этим мы с отцом ещё раз уединились в его кабинете, чтобы завершить начатое, и засыпая , я ловил уже не один весёлый вертолет.

Я проснулся , чувствуя себя не то, чтобы хорошо, и , к сожалению, не нашел бутылку минералки на полке, которую когда-то, переночевав впервые в нашем доме, поставила своей заботливой рукой Орнелла. Оказавшись в ванной, я стараюсь не смотреть на свое опухшее лицо, и смогу выйти оттуда лишь после того, как горячая вода окончательно смоет из моего тела все алкогольные пары, которые все ещё преследовали меня, когда я проснулся.
-Доброе утро. Промямлю я , но ответит мне лишь сама, которая, как всегда что-то готовит. Нелл промолчит, и даже от моего короткого поцелуя в щеку отмахнется. Видимо злится. Осталось припомнить, что я такого натворил вечером, но, учитывая, что помнил я все прекрасно, она наверняка дуется именно на тот факт, что я вообще переборщил с алкоголем, в такой важный, для нас, день. -Не злись, малыш! Я подниму ее со стула, на котором она сидела, и сам туда опустившись, усажу ее на свои колени, бережно обхватывая руками ее животик, и носом утыкаясь в тонкую шею, но и сейчас она мне ничего не скажет. -Ну как... Как вчера все прошло? Спрошу, понимая, что я настолько сильно не участвовал во всех вечерних разговорах, что даже и малейшего представления не имею, какое впечатление наши родители друг на друга произвели.

0

9

Не смотря на то, что я считаю себя человеком не лишенным чувства романтики, я никогда не мечтала о пышной свадьбе, как о том мечтают все девочки от мала до велика. Ну, если не все, то многие-то уж точно. Я не мечтала о белом платье и фате, что красивым шлейфом тянулась бы за мной, пока какой-нибудь родственник, за отсутствием отца, вел бы меня к алтарю. Я не воображала себе букет невесты, что кину в толпу подружек, предоставляя очередной романтичной особе поверить в то, будто бы ее счастье вот-вот выглянет из за угла, кучи людей. Да и, что уж кривить душой, когда моя личная "толпа" состояла всего из одного человека, которая, вроде как, уже вполне себе счастлива под крылышком у одного, небезызвестного вам, медвежонка. Мне не виделся во снах трех ярусный торт с красными розочками по краям, на макушке которого стоял бы вафельный жених и невеста, голову которым откусили бы дети чьих-то дальних родственников, которых позвали на праздник из вежливости, потому как они нам каждый год на рождество присылают милые  открытки. Мне не хотелось красивой машины, ожидающей нашего, с моим новоиспеченным супругом, выхода из здания регистрации браков. Ночной поездки по городу и местам, что жители нашего города признают традиционными, для посещения молодоженами. Да и, мечтая обо всем об этом, как правило, маленькие девочки грезят о прекрасном принце, а я в достаточно юном возрасте поняла, что выйду замуж именно за Бриггса и никого кроме. Но, не смотря на отсутствие подобных фантазий мне все же, поверьте, хотелось бы, что бы день нашей свадьбы был невероятно романтичным и запомнился какими-то особенными, трогательными моментами между нами. Я не жалуюсь на их отсутствие в нашей жизни, не подумайте ничего такого! Столько лет знать человека и каждый день находить в себе трепетную, невероятную нежность, при одной только мысли о нем: мне кажется, никто никогда бы не смог бы дать мне это ощущение абсолютной романтики, что дарит мне Майлс. Она ведь скрыта в каждом нашем взаимодействии друг с другом: в прикосновениях, в нотках голоса, когда я слышу как он произносит мое имя, пусть даже если и ругаемся, в заботливых звонках и упрямых пререканиях. Но, ведь, это день нашей свадьбы! Мы так долго к этому шли и, поверьте, не смотря на то, что ни я ни Бриггс никогда не стеснялись говорить друг другу обо всем, что чувствуем, мне было что ему сегодня сказать! Поужинав с его семьей, съездив навестить мою маму, позвонив Хло и Метту, пообещав им обязательно увидеться завтра вечером, где-нибудь в каком-нибудь милом ресторанчике, что бы отметить это знаменательное событие, а, заодно и рассказать им результаты УЗИ, я бы уговорила его взять надувной матрас, пару пледов, и уехать ночевать в наш новый дом. И не важно, что в половине комнат нет лампочек, а смеситель с горячей водой в ванне - не работает.  Мы бы бросили посреди спальни синий, потертый матрас, что валяется на верхней полке нашего спального шкафа уже года полтора как, совершенно без дела! Раньше, пока мы еще не купили мягкий уголок в зал, поссорившись, Майлс стаскивал его с полки и сидел в зале, на полу, тратя около часа на то, что бы надуть его ртом, до тех пор, пока не купил себе ручной насос. Затем мы таки купили диванчик... Возможно я бы убедила его, даже, в том, что пол бокальчика красного вина - еще никому не вредили, а лишь шли на пользу и мы, уместившись на огромным, синем недоразумении, выпили бы немножко, а затем бы я ему, в миллионный раз, сказала бы о том, как сильно люблю его. Этого, безусловно, было бы мало, да и, слышал бы он все это, наверняка, не впервой, но я бы нашла что еще добавить к этой, старой как мир, истине! Я бы рассказала ему о том, какой невероятно счастливой он меня делает каждый день и как сильно я ненавижу себя за то, что мы постоянно ругаемся. Сказала бы ему о том, каким вижу наше с ним будущее и обязательно бы уведомила, что Шерри - не единственный мой ребенок, отцом которого бы я хотела его видеть. Прижавшись к его теплой щеке прошептала бы о том, насколько потрясающий он сделал мне подарок и дом, который он купил  - лучшее место из всех, где я когда-либо бывала. Мне бы хотелось обсудить с ним какую мебель мы будем перевозить, а какую оставим, помечтать о лучшем цветовом решении для детской, немножко, конечно, повредничать услышав его, наверняка, ужасное предложение для цвета обоев, но, в конечном счете, найти компромисс в его поцелуях, что столько лет для меня остаются чем-то неизмеримо важным. Я бы безумно хотела провести этот вечер как-нибудь так... А что в конечном итоге? Ковыряю безразлично вилкой в своей тарелке, изредка отвечая на вопросы родных. Стараюсь, конечно, выглядеть бодренькой и счастливой, но пьяный Майлс знатно подпортил мне настроение. Лежа в постели, ворочаясь не в силах заснуть, я подумаю о том, как удивительно один человек может вызывать в тебе безграничную любовь и максимальное раздражение... Конечно, я отодвинусь от него на противоположный край кровати и до самого утра даже близко к нему и не подползу.
Доброе утро солнышко! Джоан поприветствует Майлса не поворачивая головы, потому как будет крайне занята приготовлением воздушных блинчиков к его пробуждению. По кухне распространялся невероятно волшебные ароматы и, кажется, словно впервые, я  поняла откуда у Майлса такой дар к готовке! Мне не хочется выяснять отношения при его матери, да и, вообще, в доме его родителей. Ну не буду же я, в конце-то концов, нарушать традицию и ссориться здесь с кем-то кроме Эллисон? Коротко отвечаю на все его вопросы: Ага... угу... Марина не язвила - все прошло прекрасно... И до самого момента, в котором мы окажемся в машине, что бы поехать на УЗИ, я не скажу ему более сложных фраз, чем все те, что я вам назвала. Знаешь, Майлс... Вчерашнее событие было для меня так же волнительно и пугающе, как и для тебя. Но даже если бы я не была беременной, поверь, напиваться в такой день я бы решила в самую последнюю очередь, потому как все, чего мне хотелось в конце дня - это побыть с тобой наедине и сказать тебе о том как... да перед кем я распинаюсь? Будто бы я не знала, за кого замуж выхожу. Нельзя винить Бриггса в том, что он ищет разрядку в более простых способах. Но и меня, поверьте, винить не стоит в том, что по другому реагировать я не смогла. Отвернувшись к окну до самой клиники больше не пророню ни слова.

Ну... поздравляю: у вас - мальчик! узист водит пластиковой трубкой по моему животу, измазанной склизкой, противной мазью и, когда она радостно произносит о том, что у нас будет мальчик - я даже и не знаю, что и думать! Впрочем, я бы и не успела, даже если бы и захотела, потому как она, резко ойкнув, поспешит поправится: А... нет-нет. Это - девочка! а затем, тут же, снова выдаст А нет... Или да... Да твоюж мать! Улыбка медленно сползает с моего лица с каждым ее себе противоречием, потому как я, так понимаю, пол ребенка мы сегодня не узнаем.

0

10

Мне было стыдно. Вот прямо по настоящему искренне стыдно,  и я все пытался подобрать слова, пока мы ехали в машине, и Нелл придвинулась к окну, отказываясь со мной разговаривать. Я могу ее понять, ведь у нее действительно был повод дуться на меня. Изредка смотрю на нее, тяжело вздыхая, но так и не могу придумать , что путного сказать, чтобы оправдаться. Я действительно поступил очень некрасиво, решив так эгоистично залить свои страхи алколоем, под успокаивающие речи отца, решив, что Нелл, конечно же, вряд-ли будет сильно без меня тосковать, и по итогу все опять испортил. Конечно, мне нужно было посвятить этот день исключительно ей, остаться вечером вдвоем, чтобы вот уже в который раз говорить, и доказывать , как сильны мои, к ней, чувства.  Дорога до больницы, проведенная в напряженном молчании казалась бесконечно долгой, и коснуться Нелл я смог лишь тогда, когда мы зашли в кабинет, и ее уложили на кресло.
Мне, вообще-то, совершенно все равно, какого пола будет наш ребенок. Я уже думаю именно о девочке, но если родиться мальчик, то совершенно ничего не поменяется , и я буду любить его так же сильно, и учиться не косички плести, а в футбол играть, что бы  было чем занять его, когда он подрастет. И я совершенно не расстроен из-за того, что пол ребенка все ещё очень трудно определить, хотя не могу не заметить того, как с лица Нелл пропадает улыбка которая красовалась там ещё недавно. -Может быть посмотрите получше? Говорю так, словно в магазине не могу найти банку горошка, и девушка, водящая по животу моей жены своими этими штуками, снова заглядывает в экран, а затем вновь оборачиваясь на меня, и отрицательно качая головой, с виноватым видом. На секунду отпускаю руку Нелл, чтобы и самому заглянуть в эти чёрно-белые пятна, задумчиво пытаясь в них всмотреться, желая увидеть... Хотя бы что-то, но нет. Я словно смотрел в книгу, написанную на латыни, совершенно ее, конечно же, не зная.
-Не расстраивайся , приедем сюда через неделю. Она же сказала , что все уже будет точно ясно! Поправляю волосы Нелл, и большим пальцем провожу по ее щеке, заглядывая в темные, с капелькой грусти ,  глаза. Мне так нравилась их чувственность, эмоциональность, что я , кажется, готов заглядывать в них целую вечность, без шанса на то, что однажды меня отпустит, и я смогу выплыть из этого омута.   -Тем более мы знаем точно, что это будет девочка. Разве не ты так старалась убедить меня в этом?А если будет мальчик, то неужели мы будем рады ему не так сильно? Потянусь к ней, чтобы поцеловать, обнимая покрепче, прежде чем мы вновь вернёмся в машину.

-Ты так удивлённо смотришь на меня, будто я тебя из квартиры никогда никуда не вывозил. Подумаю немного, припоминая, когда именно в последний раз мы с ней ужинали вне дома, только вдвоем. Внимательно наблюдают за тем, как она торопливо поправляет волосы, и не могу сдержать улыбки, убеждая ее в том, что она тут самая красивая даже с этой милой, растрёпанный прической. -Извини меня, малыш! Я , действительно, очень некрасиво себя повел вчера, и испортил нам такой важный день! Если ты дашь мне возможность исправиться сегодня, то я сделаю все, что ты только захочешь! Мы поедем куда-нибудь, куда только ты скажешь, а вечер проведем только вместе!  Я знаю, что она меня простит, конечно. Всегда прощала, не уставая, кажется, ни на секунду закрывать глаза на мои многочисленные косяки, будь они маленькими, или большими. И я был бесконечно благодарен ей за это, ведь, наверняка, никто и никогда не смог бы сдержать меня, проходя через все эти жизненные испытания рука об руку, и ни на секунду не усомниться в наших взаимных чувствах. Это было, знаете, крайне важно. Для меня, для нее, для любого человека, ведь нет ничего важнее знать, что дома тебя ждёт человек, который будет с тобой не смотря ни на что. У меня был такой человек, и я был очень благодарен , за это, вселенной, или что именно там решает нашу судьбу?

-Хочу жареной картошки. Без лука. Я уже съел кусок белой рыбы, со шпинатом, это было самое модное блюдо в этом заведении, и я все ещё так и не смог полюбить шпинат, не смотря на то, чтобы рыба была достаточно вкусной. Нелл ела какую-то странную штуку, с мудреным названием, которую то и дело предлагала мне, но видок у нее был совершенно не аппетитный, и я отнекивался, продолжая ковырять вилкой рыбу. -Можно вбить туда яичко. Приготовишь мне? Улыбнусь, потягивая к ней руку, и теребя колечко на ее бещумынном пальце, которое кричало всем о том, что эта восхитительная женщина занята. Мною. И я никому и никогда ее не отдам. Не отдам, даже если она не согласиться нажарить мне картошечки, я ведь могу и сам это сделать. Я хочу нести чушь и дальше, но у меня начинает разрываться телефон, и даже не смотря на то, что я сбрасываю звонок, даже не смотря в дисплей, не первый раз, он все звонит и звонит с завидной регулярностью, и я психанув, хватаю трубку, чтобы на другом конце услышать голос Мэтта. -Ну что? Вы ездили узнавать про ребенка? Мне Хлоя все уши об этом прожужжала!

...а она смотрит в этот свой телевизор и никак не может определиться, мальчик там, или девочка! Не выдержав, перебью Нелл, а затем, после того, как закончу жаловаться, потянусь к ней, чтобы чмокнуть в щеку, и убрать с щеки , оставшуюся там, петрушечку. -А что, если она не смогла определиться, потому что их там двое?! Не знаю, что натолкнуло меня на эту гениальную мысль, но она показалась мне настолько правильной и верной, что я с какой-то долей испуга тянусь к животу жены, осторожно дотрагиваясь до него, будто вот именно так смогу понять, чего нам ждать. Нелл говорит, что я дурак, отмахиваясь от меня, но мне как-то всё равно не получается себе, ведь к такому мы точно не готовы. Это что, придется покупать две кроватки и специальную коляску? Сложно. И что, теперь искать новый дом, с более большой детской? Ведь а  тоони вдвоем могут и не поместиться. -Майлс, не неси чушь, просто ещё слишком рано! Перебивает меня Хло, и от этого, сталкивается с моим же обиженным взглядом. -Ты просто мне завидуешь!

0

11

Я расстроилась, а кто бы нет, на моем месте? Конечно, сейчас можно вспомнить о том, что совсем недавно женщины рожали совершенно и не имея возможности узнать пол своего будущего ребенка, но ведь мы - сейчас, а не "раньше"! Однако, все же, это было, клянусь вам, далеко не решающим фактором к тому, что настроение мое поползло вниз... Эта медсестра, рентгенолог или как там ее правильно назвать, она своим "мальчик-девочка-девочка-мальчик" заставила меня усомниться в том, что я знаю пол нашего будущего ребенка! Слушаю ее и прям стукнуть по лбу хочется этой пластиковой трубкой, что она возит по моему животу. Лучше бы она молчала - клянусь! Майлс, на которого я, конечно же, уже и не сержусь, тянется ко мне, что бы дотронувшись до моей щеки, попытаться утешить. Конечно, позже, я буду так же рада и мальчику, если случиться выпасть Y хромосоме, а не X, лишь бы ребенок родился здоровым, но сейчас-то с собой ничего не поделать и мне кажется это невероятно грустным, потому как я понимаю, насколько глупой, наверное, выгляжу в глазах Майлса, когда он слышит, что у нас будет мальчик, в то время, как я убеждала его в том, что - девочка! Так же я, наверняка, выгляжу и подавленной, потому как домой меня Бриггс не везет. Ресторан? удивленно смотрю на своего мужчину - ну такого я явно от него не ожидала. Слово романтика, вообще, как бы странно не звучало, было с Майлсом ну никак не связанно, да и со мной, как я вам уже сказала, тоже не особо-то и прям уж... Хотя, наверное, это понятие было так же абстрактно как и восприятие красоты: не было для меня места более романтичного, чем наша небольшая, старенькая двуспальная кровать, купленная с рук у нашей, с мамой, соседки напротив, когда та продавала дом и решила не перевозить с собой мебель и выставить ее на продажу. А ведь кому-то и Париж - далеко не город всех влюбленных, а лишь жалкое его подобие...
Вокруг ходят официанты, с важно вздернутым к верху кончиками носов, и я почему-то чувствую себя неловко за то, что сижу сейчас в этом дорогом, красивом месте с клетчатой рубашке и джинсах. Меня никогда не манила подобная роскошь, я к ней и не стремилась, но если уж и появилась возможность побывать сегодня в таком дорогом ресторане, знаете, хотелось бы соотвествовать дресс-коду: ладонь тянется к голове, что бы пригладить потрепанные волосы и тут же, успокоивший словами мужа, опускается обратно. Для кого мне, и правда, прихорашиваться сейчас, когда Майлс так искренне, восхищенно, говорит мне, что красивей меня в этом помещении нет никого? Что со мной не сравниться та леди, в дорогом черном платье, и меховым боя на правом плече, ни красивая молодая девушка, что привлекала к себе внимание винной помадой и совершенным отсутствием макияжа на глазах, ни довольно таки симпатичные официантки, на даже эффектная девушка-менеджер, что стояла у входа приветствуя гостей: самой красивой была - я, и все тут. И, разв после таких слов, я не могу не дать ему шанс? Да даже если бы он это мне сейчас и не сказал, мы все с вами знаем, что у него в запасе еще миллиард и небольшая бесконечность на то, что бы исправлять любые свои непростительные, как мне могут показаться сперва, ошибки. Я хотела, знаешь... перед моим носом оказывается меню ...наверное тебе покажется глупым... жду, пока гарсон отойдет, что бы не мешать нам делать свой выбор: не хочу, что бы он слышал о чем мы говорим ...я хотела вчера переночевать в нашем новом доме. Ну, на надувном матрасе, что валяется у нас в шкафу!

Перестанет ли, когда-нибудь, меня удивлять факт того, насколько сильны мы вросли друг в друга? Иногда кажется, на этой земле меня держит совершенно не гравитация, а именно он. Не важно, как далеко нас раскидает стечением обстоятельств: все вернется на круги своя и, оказавшись в его объятьях, мир придет в равновесие. По крайней мере мой - уж точно. Он ковыряет свою рыбу - зачем, только, ее заказал, если ему хотелось картошки? Представлю то, как невероятно мило бы мы провели сегодняшний обед дома, а не в этом ресторане. Впрочем, мы и здесь посидели весьма неплохо: он говорил комплименты, совершенно без капли лжи, просто делился со мной всем, что только думал. Да, я уверенна на все двести, если бы мы провели последние два часа где-нибудь совершенно в незнакомом месте, не отличающимся ни домашним теплом ни ресторанным комфортом, это были бы такие же чудесные два часа, какими они были сейчас. Я пообещаю ему картошки, при условии, что он поможет мне с ее очисткой, когда до нас таки дозвониться Мэтт и... черт! Мы же договорились с ними поужинать!

Майлс, ну двойню бы она та разглядела! Там же не непроходимые лабиринты, в которых один ребенок может спрятаться, пока второго рассматривают на узи! мы с Хло отмахиваемся от его слов одновременно. Я тыкаю на вилочку картошку фри, положив ладонь сверху руки Майлса, что он так и не убрал с моего живота. Вот теперь трудно было отрицать то, что он увеличился и я действительно это замечала. На очевидно беременную, конечно, я еще не походила, а больше на, только что, переевшую чизбургеров любительницу фастфуда, но все сидящие за нашим столом понимали, в чем секрет моего округляющегося животика и, поймав взглядом наши с Майлсом руки, лишь загадочно улыбаются этой картине, решая больше не отвлекать нас от друг друга, переключаясь на себя:
Что это ты ешь? Мэтт заинтересованно заглядывает в тарелку к Хло, вальяжно положив руку на спинку ее стула. Это выглядит невероятно естественно, что даже не верится, в то, как долго эти двое бегали друг от друга! Рыбу с тофу! она потянет вилку с соевым творогом ко рту, когда осечется и взглянет на Стоукса весьма удивленно: ...ты что: никогда не ел тофу? Вообще никогда? а затем произойдет какое-то невероятно знакомая мне картина, в которой Хло, приобнимет Мэтта за плечи и примется крутить вилкой у его лица, приговаривая, что быть столь непросвещенным в кулинарных вопросах - непростительная, для него, роскошь, учитывая как сильно она любит готовить и что он должен попробовать тофу вот прямо сейчас! Мэтт будет уворачиваться, но не то что бы действительно пытаясь избежать дегустации нового продукта, а так - для вида. Какие же вы, ребята, милые! я не могу сдержаться от комментария и, вновь, как и тогда они оба осекаются, что бы взглянуть на меня и переварить услышанное, а из наступившей паузы Хло выйдет победительницей этой битвы, удачно засунув вилочку с творогом в приоткрытый рот Стоукса. Я решу напомнить всем про тот случай в гараже, когда Хло учила его курить и мы с Майлсом согласимся, что они ну ни капли не изменились с тех пор - хорошо лишь то, что таки смогли разобраться в своих отношениях! И их компания действительно заставит меня отвлечься, забыть о том, что расстроило меня утром. А потом Хло, неожиданно, скажет А по-поводу УЗИ: я тут недавно читала статью какого-то профессора, что утверждал, что такие вещи опасны для ребенка. Будто бы он там поджаривается и что у него нарушаются структуры днк, будто бы это может быть причиной умственных отклонений и все такое... Мэтт, заметив, как я бледнею, спешит легонько ущипнуть Хло за плечо. Она замолчит, а потом поспешит добавить ... бред же, правда? Я хочу сказать, ну какой адекватный человек в это поверит!? Жаль, что адекватно в последние месяца три я не была... Повренувшись к Майлсу, не слушая что Хло говорит дальше, я решительно ему заявляю: Больше никакого УЗИ!

0

12

-Ну откуда я знаю что там? Проходимые лабиринты или непроходимые! возмущусь немного, но даже не смотря на это ни Нелл, ни Хло, ни даже присоединившийся к ним Мэтт (я упомяну невзначай, что считал его лучшим другом до этого момента), не смогут переубедить меня в глупости моего предположения, и я останусь при своем мнение, правда, на достаточно короткое время, ведь, ну что за бред-то, сразу двое? У Нелл был совсем маленький животик для таких вот случаев, это я потом уже загуглил, когда жена отошла в туалет, а Хло и Мэтт были слишком увлечены друг другом, споря о том, что будет у них сегодня на ужин. А затем, кажется, Мэтт что-то недовольно говорил о нотациях его матери по поводу того, что отец проигрывает ей все свои карманные деньги... Короче я так и не вникал особо в их разговоры, пока не было Орнеллы. Когда они что-то спрашивали, я увлеченно кивал, делая заинтересованное лицо, а затем снова носом утыкался в телефон, проверяя свои теории по поводу того, сколько же в конечном итоге будет у нас детей. Нет. Все таки один. Одна. Не важно. Когда Нелл вернется, Хло заведет ну совсем не ту тему, которую стоило заводить, и додумается замолчать лишь тогда, когда Мэтт ущипнет ее, совершенно игнорируя мой тяжелый взгляд все то время, которое говорила о каких-то так облучениях. Больше никакого УЗИ! и вы знаете, я очень удивлюсь. Нелл всегда была благоразумной и не верила во всякий бред, а тут нате ка. Никаких вам УЗИ. И причем таим серьезным голосом это говорит, что я даже от неожиданности выпрямляюсь, чтобы посмотреть на нее сверху вниз. Я так чувствовал себя более уверенным. -Детка, это все глупости! Некоторые поехавшие говорят, что детям и прививки в больницах делать нельзя, а еще некоторые уринотерапией увлекаются, если мы будем всех слушать, то... -Никакого УЗИ! Она перебивает меня даже не дослушав, и прежде чем я решу, что лучше с ней не спорить, еще раз взгляну на Хло исподлобья, но она состроит извиняющуюся мину, и пожмет плечами.
Мы посидим с ними еще какое-то время, болтая о всякой ерунде, прежде чем Мэтт спросит меня, как долго я еще собираюсь сидеть на жопе ровно и ничего не делать. В этот раз настанет очередь Хло щипать его, пока он будет удивляться, что такого спросил, ведь все уже хорошо! Я не стану и ему отвечать, стараясь перевести побыстрее тему на их отношения, а затем вообще решу, что нам пора, совершнно игнорируя то, что Мэтт пытается задать мне еще пару подобных вопросов, правда уже тише. -Поехали, малыш. Я помогу ей встать, и приобниму за плечи, когда она будет поправлять на себе куртку и рубашку. Мы попрощаемся с Хлоей и Мэттом совсем ненадолго, ведь мы виделись практически через день, и я совершенно не успевал по ним соскучиться, вот честно. Хло вообще торчала у нас каждую свободную секунду, да и мы с Мэттом не были исключение. Вообще кто-то, а эти двое никогда не пропадут из нашей жизни при любых обстоятельствах. Я уже который раз ловлю себя на мысли, что, наверное, все же рад , что у них все получилось. Что Стоукс сейчас именно с Хлоей, а не с моей сестрой, они были не очень хорошей парой, да и не было между ними тех искр, и того магнетизма, который происходил между ним и Виллано. И если быть справедливым, и забыть о поддержке сестры, которую я, к слову, никогда в данной ситуации и не выражал, спорить бесполезно, они были прекрасной парой.
-Они выглядят такими счастливыми. Рад за них. Я никогда не говорил это Нелл, ведь наши отношения с Хло все еще не были идеальными, и пусть мы с ней уже общались без постоянных упреков в сторону друг друга, но какое-то напряжение все же между нами чувствовалось, и это не могло нравиться никому из нашей компашки. Ни нашим половинкам, ни нам самим, но видимо нужно было подождать еще немного, прежде чем вернется все на круги своя, и мы сможем без взаимных упреков подстебывать друг друга точно так же, как это происходило в школе. Ну, точнее она меня. Я никогда не был хорош в этом. -И такими же глупыми. Мы со стороны такие же дурачки, как думаешь? Посмотрю на нее внимательно, но ответа не дождусь, так как успею припарковаться, и выйду, чтобы открыть дверь Нелл.

Она что-то там делала на кухне, пока я вытаскивал этот гребанный матрас с самой верхней полки. Успел наглотаться пыли, чихнуть несколько сотен раз, и чуть не навернуться со стула. на котором стоял, ибо даже мой рост не особо то помогал дотянуться до самых дальних уголков нашей квартирки, в который мы проводили последние недели, и от этого было даже немного печально. Всегда печально что-то кардинально менять в жизни, но успокаивало то, что я делаю это не один, и мы с Нелл делаем это не просто так, а потому что у нас скоро будет ребенок, и это необходимо в первую очередь ему. Ей. Ну, то есть ребенку. Конечно, нам будет неудобно в этой квартире втроем, но я буду всегда с нежностью вспоминать нашу старую кровать, скрипучий диван, на который она так часто отправляла спать меня в последнее время, и кусочек отклеющихся обоев на кухне, которые мы так и не решились доклеить, а теперь и смысла не было. Я не сомневался в том, что наш новый дом так же будет доставлять нашей семье, уже полной, самое настоящее удовольствие, и с ним будет связано очень много хорошего, что будет приятно вспоминать вечерами когда-то в будущем, сидя около камина. Я сильно забегаю вперед, да? Я просто хочу сказать, что мне совершенно не хотелось уезжать оттуда. Ведь мы прожили тут не один год, и я буду скучать по нашим вечерам на диване перед телевизором.
-Ты уже переоделась? Я тащу матрас в коридор, через кухню, заглядывая туда, и наблюдая за тем, как Нелл заваривает себе чай. -Ты говорила , что хотела провести ночь в доме, и я вот подумал... Я не стал договаривать, схватив обратно матрас, и вытаскивая его в подъезд. -Одевайся обратно. И собери чего-нибудь съедобного. Вечером, как обычно, захочется есть. И витамины свои возьми на всякий случай! Последнее я кричу уже из подъезда, чуть кряхча, понимая, что мне уже не 19, и матрас пиздец какой тяжелый. какого хрена? Он же надувной и в нем совершенно нет воздуха! И к слову о том, что я забыл насос я вспомню уже тогда, когда мы окажемся в комнате, в новом доме.

0

13

Конечно, все, что сказала сейчас Хло, было абсолютным безумием, не подкрепленным никакими научными фактами, а лишь глупыми женскими страхами. Но я, знаете, могу понять отчего беременные женщины так дико сходят с ума. Почему на женских форумах, посвященным планированию будущей семьи, беременности и прочим глупостям, вы найдете миллиард и одну подобную теорию о вреде, для еще не рожденного ребенка, УЗИ, вакцин, микроволн от кухонной печки, радиоволн от вблизи лежащего телефона, слишком душного помещения, слишком сильного сквозняка и так далее и тому подобное. Да и, разве не могу я их понять, когда сама оказывалась на грани жизни и смерти во время своего срока, а ведь прошла только, почти, всего лишь половина. И мы это ведь даже и не планировали - все получилось случайно. Внезапно. Наверное, когда девушки, годами мечтавшие о детях, сталкиваются с множеством проблем на пути к исполнению своего желания, они начинают искать причины трагического стечения обстоятельств в любых, более-менее, разумных факторах влиявших на ход протекавших событий. Приписывают вакцинам вину после диагноза аутизм или же винят ультразвуковое излучение в том, что у малыша, на позднем сроке, развивается какая-то патология. Людям, вообще, свойственно искать виновных там, где их, вероятней всего, даже и нет. В тех случаях, когда все происходит волей жестокой случайности. Моя беременность не была долгожданной и мы не прошли семь кругов ада, пытаясь дождаться заветных двух полосок на тесте и, даже не смотря на это, клянусь вам, после того, как я осознала, насколько невероятно сильно хочу этого, случись теперь с нашей малышкой что-то непоправимое, нечто, что может произойти просто потому, что таковы вероятности и шансы, я бы наверняка пыталась найти причину трагедии в каких-то не выпитых таблетках или же, наоборот, выпитых. В плохой экологии и невероятно сильному волнению, что, будто инквизитор, сопровождает меня на протяжении всей моей беременности. В не одетых, во время, носках или же слишком долгом принятии горячей ванны. И да, я понимаю, что все это невероятно глупо, но что если вред от подобного реально существует? Что если, при моем-то шатком положении, вероятность как-то повлиять на ход моей беременности увеличивается втрое? Майлс, наверняка, спросит врача о том, что он обо всем этом думает и я обязательно выслушаю все, что он ему скажет, но, вы же понимаете, решения своего больше не изменю. Никакого УЗИ! Это, уже, не настолько необходимая процедура: ребенок развивается хорошо, никаких патологий не обнаружено и анализы приходят просто отличные, так что да. Уж как-нибудь я переживу тот факт, что пол нашей дочери узнаю лишь в день ее рождения.
Мне нравится, когда Майлс кладет руку мне на живот - в такие моменты я понимаю, что сильно заблуждалась, когда считала, что ближе мы уже не станем - потому как это просто невозможно. Мы знаем друг друга так давно, столько лет я безумно его люблю и теперь, вдруг осознать, что у наших отношений может быть какой-то совершенно новый виток, еще сильней сблизивший его и меня - осознавать это было удивительно. И если вы думаете, что любовь невозможно передать другому человеку на кончиках пальцев, я скажу вам, что вы безумно ошибаетесь. Он вновь тянется к моему животу, вероятней всего, желая показать даже и не мне, а нашему ребенку то, как, уже, невероятно сильно ее любит и в этом чувстве, утопаю и я сама, совершенно, кажется лишь впервые, не ревнуя Майлса к другой девушке! Зря ты, Майлс, игнорируешь вопросы Мэтта. Тебе же нельзя сейчас брать такую паузу в работе... Это ведь, так, да? я откину голову на спинку водительского сиденья, повернувшись к дороге боком, рассматривая, как он ведет машину. Конечно, вероятней всего, он скажет мне, что это все неважно - так оно и будет. Я знаю, что сейчас важнее меня для него нет ничего. Вероятно, даже, он винит себя за то, что каждый раз, когда он оставляет меня одну в городе-доме-где бы то ни было, я, словно издеваясь, то и дело попадаю в больницу. Стоит ли мне сказать ему, что я чувствую невероятную вину за свою несамостоятельность? Врач говорит, что все нормализовалось... Я бы хотела, что бы ты вернулся к ребятам! не хочется его отвлекать от вождения, но я не смогу удержаться от того, что бы потянуться к нему и легонько провести костяшками пальцев по небритой щеке моего любимого мужа. Мужа - подумать только! Вы можете в это поверить? Я - с трудом.

Он что-то там копошиться в спальне, пока я, стянув с себя рубашку и натянув его домашнюю футболку, уйду на кухню для того, что бы заварить себе каркаде и кинуть под проточную воду картошку - я ведь помню, что он просил о жаренной с яичком! Как я могу забыть о том, что он с такой нежной улыбкой меня попросил, хотя сам, наверняка, уже и не вспомнит о том, что хотел ее. Впрочем как и я не вспомню, что говорила ему о ночевке в нашем новом доме, о которой, конечно же, не забыл Майлс. Я, конечно, удивлюсь, что он все таки подастся моей идее так легко, когда, мне казалось, что придется его немножко уговаривать. Хотя, о чем это я? Последние месяца четыре как все, почти всегда, происходит так, как я того только и хочу.
Я взяла фруктов, вчерашнее рагу - правда будем есть его холодным, булочек с корицей и одну слойку с изюмом - когда ты успел съесть вторую? Еще у меня здесь несколько сандвичей с курицей и парочка бутербродов с ветчиной и еще.... я перечисляю ему содержимое моего рюкзака, пока мы отъезжаем от нашего дома и лишь спустя минут 15 догадываюсь спросить, а что, из нужного, для ночевки, взял с собой он. Подушки? смотрю, как он хмурнеет, но спешу его уверить в том, что без подушек мне спиться в последнее время гораздо лучше. Простынку? Плед? мне не нужно услышать его ответ, что бы понять, что ничего из этого он в машину не закинул. Ну хотя бы носки, быть может? последняя попытка иииии мы разворачиваемся для того, что бы вернуться за всем, что я ему перечислила.

Я никогда не любила спать где-то вне собственного дома, если, конечно, со мной рядом, в тот момент, не было Майлса. Исключением была квартира Хло, ну, просто потому, что она была мне родным человеком и, рядом с такими людьми тебе не важно, где ты находишься - тебе будет уютно даже в душном, темном подвале. Посреди комнаты, что мы оба, одновременно, не сговариваясь. приметили под собственную спальню, валялся надутый матрас и мы лежали на нем, под пледом и с подушками, в абсолютной темноте. Пустые стены нового, для меня, помещения, знаете, совершенно не давили и не заставляли чувствовать себя как-то не так, как обычно. Я совершенно четко видела в каждом, еще не обжитом, уголке спальни какие-то наши вещи, которые мы перевезем или которые обязательно купим. Представляла, как украшу фотографиями стены, а затем, вскоре, вероятней всего, как Шерри украсит полы какими-то своими любимыми игрушками, о которые Майлс, конечно же, будет постоянно запинаться, но ни разу не скажет, что ему это совершенно не нравиться. Тебе страшно, Майлс? глупый, какой-то, вышел вопрос: все, что только могло его испугать на пути к тому, как мы теперь лежали в нашем общем доме, мы уже, вроде бы как, прошли Я хочу сказать... Теперь, когда все так очевидно: ты мой муж, я - твоя жена и у нас будет ребенок, ты задумывался о том, что все могло бы быть как-то по другому? Не со мной?!

0

14

Я тот еще идиот. Это я понимаю тогда, когда Нелл начинает перечислять те вещи, кторые я должен был взять с собой, и, скажу больше, должен был сам об этом догадаться, без подсказок вопросами жены, которые она задает мне уже тогда, когда мы на пол пути к нашему дому, у нее с собой целый рюкзак съестного, а у меня только гребанный матрас, без подушек, пледов и носочков. Мне казалось, что я позаботился обо всем, хотя не позаботился на  деле вообще ни о чем. Даже о насосе забыл. Я ничего ей не отвечаю, но это и не нужно, ведь меня не спасет от стыда даже то, что несколько небольших подушек все же валялись в машине сзади. при первой же возможности молча разворачиваю автомобиль, и прибавляю ходу. Мне кажется, или Нелл тихо посмеивается? Наверное именно так и было, я бы тоже похохотал от души, не кажись сам себе таким непроглядным идиотом. Тоже мне заботливый, блин, муж. И чем только думал? Я мысленно поругаю себя еще какое-то время, прежде чем уже наконец успокоиться, правда совершится это уже тогда, когда подъедем к квартире, и я оставлю Нелл в машине, чтобы быстренько подняться за всем недостающим. В последние несколько лет я вообще побаивался ее лишний раз оставлять ее там одну, особенно если ключи были в автомобиле, ведь, пусть и прошло уже достаточно много времени и сейчас мы с Нелл не были в такой крупной ссоре, как произошло тогда, но тот форсаж, которая она устроила по ночным дорогам, снился мне в страшных снах. И все по правилам настоящего боевика, ей-богу. Угнанная машина, полиция, бутылка виски, и как только она все выпила-то одна? Не хватало только перестрелок, но бог миловал, спасибо. Сейчас я вспомнил об этом случае уже тогда, когда собирал все необходимое, и немного подумав,  все же в окошко, чтобы убедиться в том, что машина на месте, и Нелл в ней. В последнем никогда нельзя было быть уверенным до конца, но я все же верил, и не ошибся в своей девочке. Ей не захотелось клубники, продававшейся в магазине недалеко, она не заметила котенка на дереве, которого срочно нужно спасти, и писать ее тоже не потянуло. Честно говоря, я в последнее время был готов ко всему, и, наверное, совершенно не удивился бы, если бы не увидел ее на пассажирском сидении.
-Я взял две подушки, и ту маленькую, с который ты так любишь обниматься... Я начинаю перечислять, когда закидываю сумки назад, они, кстати, как и матрас, оказались по итогу достаточно тяжелыми. ...твой любимый не колючий плед, потому как остальными пользоваться теперь запрещено... сажусь в машину, целуя ее в лоб, и тихо про себя посмеиваясь, ведь она действительно превратилась в маленького тирана, но все оставалась невероятно любимой, и этот факт вряд-ли что-то сможет поменять. ...и три пары носков, на тот случай, если с первыми двумя что-то случится. И да, я знаю, насколько сильно она ненавидит эти чертовы носки, наверноем это и есть приина того, что они постоянно рвутся, теряются, и с ними происходит еще тысяча и одна неприятность. Подумать только, как опасна жизнь носков!

Эти булочки с корицей, которые мы постоянно покупали в булочной неподалеку, были просто божественными! Если бы можно было, я бы скупил весь этот магазинчик, и никого бы туда не пускал, устроив себе хлебобулочный рай. Рассыпал бы вокруг себя пудру, которой посыпали мои любимые крендельки, купался бы в пончиках, строил пирамиды из тортов, обмазывал бы все вокруг джемом, да и вообще творил бы всякие глупости. Когда я был маленьким, я мечтал очутиться на ночь закрытым в магазине игрушек, и позволять себе все, что только может прийти в голову к восьмилетнему мальчику, сейчас я хочу остаться на ночь закрытым в этой булочной, и отдаться воплощению всех своих фантазий уже там. Говорить об этом я не хотел даже Орнелле.ведь она явно покрутит пальцем у виска, но скрыть все свое насаждение никак не мг,ведь на разатри спросит меня буду ли я доедать свое рагу, прежде чем я , наконец, соображу, что нужно бы ответить, отрываясь от булочки, и отрицательно качая головой. Если дело касалось сладкого, я терял последние частицы рассудка.

Мне всегда невероятно нравилось просто находиться рядом с ней. Неважно были ли мы увлечены какими-то разговорами, смотрели телевизор, перебивая друг друга, чтобы оспорить определенные моменты, или она восхищенно рассказывала о том, какой все таки Шмидт классный, и они с Сиси прекрасная пара. Мне не нравился Шмидт, и не нравилось то, что она считает кого-то еще классным. Я именно поэтому ненавидел "грязные танцы" и Патрика Суэйзи с этой его идеальной шевелюрой, потому как каждый раз, когда она смотрела этот фильм, которые многие назовут шедевром и, уже, классикой, я недовольно плевался замечая ее восхищённые взгляды направленные в экран телевизора. -Но я же лучше, лучше Патрика Суэйзи! Так и захотелось закричать мне, прямо ей на ухо, но я себя всегда сдерживал, уходя на кухню, чтобы приготовить ромашковый чай, котрый она просила, жалуясь на то, что врач совсем запрещает пить ей кофе.
Я любил просто лежать с ней, обнимая, слушать тихое дыхание, и размеренный стук ее сердца. Кажется именно в этом я и находил то спокойствие, которого мне периодически не хватало. Именно тогда я понимал, что мне, в принципе, совершенно все равно, что происходит вокруг, главное, что оно была рядом. Со своим вредным характером, со всеми недовольствами из-за того, что меня постоянно окружали женщины. Она не смотря ни на что могла дать мне почувствовать, что я действительно нужен ей. И это было мягко сказано. Только встретив ее я понял, что люди, вероятно, действительно с рождения разделены на две разные половинки, и ход их жизни во многом зависит от того, смогут ли они эту пловинку найти. Я смог, и трудно описать насколько был счастлив от этого. Как только я познакомился с ней, все в жизни стало более ярким и приобрело куда более глубокий смысл, чем был ранее. Словно я действительно, встретив ее нашел часть себя, которой мне так не хватало все это время. Невероятное чувство, скажу вам честно.
Вот и сейчас я насаждался тишиной и только ее дыханием. В доме было темно, но это не мешало мне любоваться лицом Нелл, легонько поглаживая ее волосы, теребя кончики пальцами. Я хочу сказать... Теперь, когда все так очевидно: ты мой муж, я - твоя жена и у нас будет ребенок, ты задумывался о том, что все могло бы быть как-то по другому? Не со мной?! И меня, конечно же, удивит ее вопрос, а как иначе? неужели она вообще думала, что я мог рассматривать кого-то еще, на ее месте? Такого просто быть не могло, но я конечно же так просто в этом не признаюсь. -Ну я мечтал когда-то о пышногрудой длинноногой блондинке, которая будет готовить мне завтраки по утрам в одном лишь переднике, который повяжет на голое тело, но... Я успеваю рассмеяться до того, как получу от нее подзатыльник. -Нелл, я вообще никогда не думал об этом! А если в мою голову и закрадывались мысли о том, что мне хочется быть чьим-то мужем, и хочется, чтобы мне родили ребенка, то поверь, главная роль в таких случаях всегда была у тебя. Ну а как иначе-то? У меня бы просто не получилось по другому, потому как посомтри я на другуюдевушку в свое время, ты бы меня ночью лишила бы всех моих причиндалов, и хрен мне, а не дети. Подтяну ее к себе, целуя, пока она недовольно сопит. Такая забавная. Знает же прекрасно, что никто кроме нее мне и не нужен был никогда. -я не думаю, что мог бы встретить кого-то, кто подходил бы мне лучше, чем ты. Поэтому меня совершенно не пугает, что ты моя жена, и то, что у нас будет ребенок, и даже то, что мы, вероятнее всего столкнемся с целой кучей проблем, ведь дети зачастую их приносят с огромном количестве, потому как язнаю точно, что если и хочу пройти через это с кем-то, то только с тобой. И никакого другого варианта развития событий я для себя не хочу. Как и ты для себя, надеюсь, тоже. Я даже немного устал все это проговаривать, и поэтому мне понадобилось какое-то время, чтобы отдышаться. Его я, конечно, тоже даром не терял, то и дело касаясь кожи Орнеллы поцелуями, игнорируя ее жалобы на то, что ей щекотно, то там, то тут, к тому же эти жалобы очень скоро закончиись, и я про них вообще забыл.

-Мне нравится вот эта вот голубенькая! Мы в том магазине, из которого Нелл в свое время отправляла мне фотографии колясок, но той, которая ей понравилась, уже не было, но я приметил другую. В этом магазине вообще было столько всего, знаете ли, что голова разбегалась. -А это че такое? Спрашиваю я, беря в руки какое-то странное приспособление, как мне объясняет девушка-консультант, это для сцеживания молока, и я скривившись ставлю этот кошмар обратно. -Такое чувство, что я попал в магазин, где продают всякие штуки для средневековых пыток! И мне действительно так казалось, вот прям без шуток!
Нелл куда-то отошла, явидел ее краем глаза, она стояла ко мне спиной, рассматривая что-то, название чему я тоже не знал, и, кажется, именно в этот момент я с Джессикой и столкнулся. -Так значит вы с Орнеллой все таки ждете пополнение? И пчему ее голос кажется таким противным? Да и она вся в целом? Боже, и чем я вообще думал, когда теряя с ней так много времени?! -Ага я обратно возьму в руки страшную вещь для сцеживания, делая вид, что очень увлечен чтением текста на этикетке, но она от меня так и не отстанет. -уверен, что ребенок твой? А то постоянно по концертам и по разъездам, мало ли что. Она сделает вид будто ни на что не намекает, и пожмет плечами, смотря куда-то в сторону. -А ты,я смотрю, тоже в положении? Имя папаши то знаешь? Или снова на меня все скинешь? А что если... я даже подбородок для убедительности потру ... нет, не вяжется, чтобы показать всем чудо непорочного зачатия, нужно не трахаться направо и налево! Вообще наверное зря я так. В язвительных ответах я никогда не был хорош, тут меня спасала Нелл, как правило, которая вот уже возвращается, как-то странно на нас поглядывая. Она успеет подойти к нам до того, как я огребу от Джесс по лицу звонкую пощечину, которая, конечно, была по моему мнению совершенно незаслуженной, ну а что такого я сказал то, что было неправдой?

0

15

Я не знаю, как сложилась бы моя жизнь, не утащи я когда-то, на одной, не безызвестной вам всем, вечеринке, Майлса в укромный угол. Но я даже и не сомневаюсь в том, что какой бы там она, по итогу, не сложилась, я никогда не смогла бы чувствовать себя настолько целой, наполненной, какой я чувствую себя рядом с ним. В мире полном одиноких, несчастных людей, разве велика вероятность встретить того, чьей душой ты готов заменить свою собственную? Мне кажется, подобное происходит раз в тысячелетие, хотя, конечно, я могу и преувеличивать всю значимость наших отношений для мировой истории. И все же, если представить, что всё, что мы чувствуем и испытываем рядом с теми или иными людьми, какой-то энергией излучается из глубины груди и уходит непрерывным лучом куда-то в вверх, на протяжении всей нашей жизни, клянусь, моя душа горит ярче даже самого огромного квазара во вселенной, просто от того, что я люблю и любима. Если бы только мы могли быть уверенными наверняка, что у всех этих обстоятельств, что привели к нашему союзу, был какой-то конкретно виновник, мне бы безумно хотелось посмотреть ему в глаза, просто для того, что бы попытаться понять, отчего он был ко мне так благосклонен: я прожила так мало лет, в тоскливом ожидании нашей встречи, а ведь кому-то и целой жизни мало для того, что бы отыскать частичку себя рожденную в другом человеке. Вряд ли я, конечно, хоть когда-либо услышу правду на вопрос, почему именно мне так повезло. Может быть, это был один из тех случаев, когда знать ее было не обязательно, ведь, иногда, она может все испортить.
И я спрашиваю его сейчас о том, представлял ли он свою жить как-то иначе, без моего участия в ней, лишь потому, что я могла себе представить: Майлса Бриггса без Орнеллы Леонхарт. Мне кажется, как бы жестоко это не звучало и, наверное, какими бы дикими мои слова не показались бы всем нашим родным и близким, что знакомы с нашей историей на протяжении уже не первого года, я думаю, что являюсь чем-то, что подрезает ему крылья. Так оно и есть, наверняка, ведь, не тормози его наши постоянные ссоры от поездок в другие города, он бы давно уже нашел своей группе какой-нибудь крутой лейбл и выступал бы уже не только в Америке! Да и жил бы, наверняка, где-нибудь ближе к столице или же к Нью Йорку, не прозябая в Сан-Франциско, что, конечно, был достаточно неплохим городом, но разве мог он тут воплотить в жизнь все свои музыкальные амбиции? А с наступлением беременности, создалось впечатление, будто бы я окончательно связала его по рукам и ногам и, знаю-знаю, что вы скажете мне, будто бы все, что меня беспокоит - просто невероятная чушь, идущая в корне наперекор тому, что является правдой, но разве можно куда-то деться от своих собственных мыслей и страхов? Но жду ответа я, конечно, не правдивого. Лживого. Такого, в котором он, пусть даже если и задумывался о подобном, не намекнет мне ни словом о своих рассуждениях. Хотя он, конечно, и не соврет, но знаете, от осознания этой мысли мне станет еще немножко сильней стыдно за то, что однажды ворвавшись в его жизнь, не спрашивая никакого разрешения абсолютно, мне удалось так по хамски украсть его, целиком, для себя одной и спрятать где-то в очень укромном месте, на задворках своего сердца, что и сама с трудом скажу вам, в каком именно.
Я бы не отрезала тебе причиндалы! немного обиженно возражу в ответ на его слова, ведь, ну, калечить Майлса мне хотелось в крайне редких случаях, да и назвать так мои, не особо меткие, швыряния в него какой-то мелочью, знаете, даже было бы весьма трудно. А вот что бы там случилось с той девушкой - кто знает... мне вспомнится бедная Софи... Ну, хотя, как бедная? Она была достаточно милой, для шлюхи, но, знаете, по прошествии десятка лет, вспоминая какие-то свои поступки, в которых ты не смог удержать в себе своих самых страшных демонов, тебе становится немного стыдно за то, что ты показал другим свою слабость, когда мог выйти более достойно из проигрышной ситуации. Впрочем, когда мы с Хло, бывает, вспоминаем тот вечер, она всегда описывает это крайне восхищенно. Будто бы никогда в жизни не смогла бы так поступить, окажись на моем месте, а меня вот, почему-то всегда учили тому, что драка - удел слабых. Впрочем, я давно уже не боюсь того, что Майлс - мой криптонит и противостоять тому, как он на меня воздействует я не в силах.
Мне бы хотелось, что бы эта ночь продолжалась как можно дольше, впрочем, как и многие другие ночи, что я проводила в объятьях своего, уже, мужа.  И мне не надоест так его называть ни сегодня, когда он привстанет для того, что бы поцеловать мой животик, ни завтра когда я проснусь раньше него, кажется, впервые за очень продолжительное время, и начну его будить, называя своим дорогим мужем шепотом прямо на ушко, ни когда-либо еще. Так оно и будет.

А для чего это? я старалась казаться как можно более спокойной и уверенной, но, клянусь вам, терялась в огромном стеллаже со всякого рода нужными, для малыша, штуками, так же сильно, как и Майлс. Когда он затормозил возле штук, в которых я, как догадалась, признала приспособление для сцеживания молока, я решила оставить его одного в компании с этим стремным, что уж там, приспособлением. Сколько нюансов, достаточно нелицеприятных, приходится терпеть женщинам, ради того, что бы дать жизнь, а затем еще, на протяжении, почти года, кто и больше, поддерживать ее своим молоком и прочее... Это отсос. Для сопелек! услужливая консультант подсказывает мне каким образом это все работает и я понимаю, что вся теория, которую я, кажется, выучила на отлично, идет крахом после столкновения с реальностью: первые месяцы, после родов, будут невероятно сложны... Пока продавец рассказывает мне о том, как важно следить за забитостью носика у новорожденного, а я, с ужасом представляю все это в весьма красочных, утрированных подробностях, Майлс находит себе кампанию поинтересней, чем молокоотсос... Она, когда-нибудь, вообще, оставит нас в покое?
Еще раз... успею перехватить ладонь Джесс, которой она ударила моего мужа по лицу, до того, как она опустит ее вдоль своего, округлившегося, тела ... посмеешь его хоть пальцем тронуть - я тебе руку сломаю. Поняла? Она всегда была выше меня. В общем-то, я встречала очень мало людей, что были ниже меня, и, тем не менее, безумно надеюсь, что выглядела весьма устрашающе. Правда то, как, должно быть, забавно выглядела бы наша драка: она с огромным пузом, я - с гораздо меньшим, но все же, я подумаю лишь тогда, когда она, не сказав ни слова, развернется и рванет к выходу. Что с ней не так, вообще? Вопрос, ответ на который я никогда не узнаю. Посмотрю на Бриггса весьма серьезно, будто бы он знает ответ на этот вопрос, но постараюсь быстро от себя отогнать эти мысли. Джессика, конечно, все еще способна подпортить мне настроение, но ревновать к ней я никогда уже не буду. Оказывается, у маленьких детей еще и козюльки есть - ты представляешь?! Пойдем, я тебе такую штуку покажу... подцепив его под локоток, поведу в сторону витрины, у которой сама стояла еще несколько минут тому назад.

0


Вы здесь » *** » Новый форум » LA-LA-LA-LOVE;