***

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » *** » Новый форум » Drink up its last call;


Drink up its last call;

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

-Тут пишут, что будущий отец, тоже может чувствовать признаки беременности. Представляешь, если бы мы с тобой по утрам на перегонки до туалета бежали? Я решил больше не покупать всяких книг про беременность, потому как чем ближе ко дню икс, тем больше их в нашем доме становилось, и Нелл уже в шутку предложила сделать отдельной комнатой библиотеку, а в ней огромный стеллаж с книгами на тему: "что делать, если мы залетели". Или не в шутку. Теперь я читал все, что мне было интересно с телефона, и, вот прямо как и сейчас, многое зачитывая Нелл, хотя, она наверняка и так уже все знала. -А ещё дети рождаются без коленок! Это так меня удивило, что следующей моей вкладкой был запрос в Гугле , который звучал примерно, так: "почему дети без коленок?". Всегда был мастером в вопросах пользования всемирной паутиной. Помню я как-то искал барабанные палочки, чтобы подарить их Мэтту на день рождения, и палочки, естественно, не самые обычные, а какие-нибудь с прибабахом. Именные, возможно. Короче ничего у меня не получилось, пока Орнелла не пришла ко мне на помощь, и не сформулировала запрос правильно. Что бы я вообще делал без этой женщины? Так у нее и спрашиваю, уже после того, как вручил все это Мэтту и убедился в том, что он остался крайне доволен.
Я одной рукой перебирают ее волосы, пока она лежит рядом, и смотрит один из наших любимых сериалов по телевизору. Нелл выглядит такой спокойной! Я ни о чем, помимо ее предстоящих родов последние несколько месяцев вообще думать не мог. А она ест себе печеньки, запивает чаем, и только кивает мне изредка, показывая, что внимательно слушает.
Прошло уже три месяца с тех пор, как мы приехали из Сакраменто домой, и месяц после того , как Хлоя вновь начала со мной разговаривать, после того, как я сказал, что ее детская никуда не годится, и вообще , я просил ничего тут не трогать, и переделаю все, как только появится первая возможность. И я, конечно же, не переделаю, ведь на самом деле мне понравилось, а негодовал я потому, что и сам хотел как-то поучаствовать в этом. Я вообще крайне нервным, знаете ли, стал, в последнее время. И стены мне были не такие, и полы без подогрева, и носки недостаточно у Орнеллы колючие.
После Сакраменто, я старался не повторять своих ошибок, и старался каждый раз доказывать Нелл, что прекраснее, женственнее и сексуальнее ее, никого нет, постоянно упоминая, какие у нее стали густые волосы, и что она прямо светится вся. И это не было исключительно моим мнением, все подтверждали, что она шикарно выглядит, и даже интернет, который по запросу: "интересные факты о беременности", рассказывал мне о том, что да как у женщин в этот период жизни происходит.
Оторвусь от телефона я только тогда, когда начнется "теория большого взрыва" и лишь потому, что Говард оказался в той же, что и я, ситуации, и мне было крайне интересненько. Ровно до конца серии, которая меня уже напугала. -Наложили шесть швов? Головка как у дыньки? Ой божечки! В порыве чувств потянусь, чтобы чмокнуть Нелл, и погладить ее живот, надеясь , что у нашей девочки голова будет нормального размера, а не как у Арнольда, из небезызвестного мультика.
Вообще последнее время жизнь наша была наполнена всякими хлопотами, и я, честно говоря, даже не заметил, как пролетели эти три месяца. Вот Нелл требует от меня доступ к моему же телу в Сакраменто, и ее живот пока что не делает ее похожей на шарик, а сейчас у нее уже девятый месяц, и она жалуется , что из-за живота не всегда видит то, что происходит на экране телевизора, когда она лежит перед ним, и уж тем более, ей не видно, что творится под ногами, пока они с Хлоей бегают по магазинам, закупая в наш дом, который мы уже достаточно хорошо обжили, всякие мелочи.
Она все таки заставила меня сходить на курсы для будущих мам, и от такого количества беременных женщин вокруг, мне стало жутко. Будто какое-то нашествие колобков!  Хорошо, что я был там не единственным мужчиной, и на лицах других представителей сильного пола, прочитал такой же страх и ужас. Нелл очень долго пришлось объяснять мне, как надеваются подгузники на ребенка, но я так ничего и не понял, и более того, практикуясь, уронил макет будущего ребенка с пеленального стола. Это был первый и последний раз, когда я пришел туда с женой. Больше ни ногой! Четко решил я для себя, и не ходил, постоянно придумывая себе какую-то работу, и искренне даже обрадовался, когда Нелл перестала мне верить, и меня увезли на два дня в другой город. Когда я вернулся  , ее курсы уже закончились, и они с Хло взахлёб рассказывали о том, как много всего узнали, за последние два дня из этого курса. Не знаю, насколько сильно была довольна Виллано тем, что ее туда потащили, может быть, просто делала вид, чтобы не расстраивать подругу, но Нелл выглядела очень воодушевленно. Но не могу отрицать того, что так же не обманывала меня в этом, и не пыталась убедить маму себя в полезности этих курсов, ведь они были совсем не дешёвыми. Не то, чтобы мне было жалко денег, нет, конечно, но я помню, как громко мы спорили с Нелл о полезности этих курсов, и так далее. Я тогда сказал, что с тем же успехом можно поднабраться навыков у Марины, или у моей мамы, она ведь выростила двоих! И после этого Нелл не разговаривала со мной целый час. Пока я не согласился все таки сходить с ней на первое занятие и самому посмотреть что там да как. Чем все кончилось, вы уже знаете.
-Я вчера видел в магазине маленькие... Как это называется, слово похожее на минет, но что-то связанное с детскими этими носочками! так вот, они такие маленькие. Она попросить сделать ей чай, и принести ещё печенье, и я кряхтя поднимусь, чтобы исполнить небольшой этот ее каприз. -Ты представляешь какие у нее крохотные ножки? И ручки? И нету коленных чашечек! Последнее я уже прошептал , будто это был какой-то большой секрет. -И ведь ты тоже была когда-то такой маленькой... Я потянусь к ее ногам, чтобы помассажировать ступни, и лодыжки. ...и я... Да даже Мэтт был когда-то был маленьким , представляешь! Боже, она же будет совсем крошечной... Не могу сказать точно, почему меня это так впечатлило. Надо, наверное, было читать меньше всяких интересно фактов о беременности. Но они были действительно такими интересными!
Минут через пятнадцать, я потянусь к ней, чтобы поцеловать, предварительно чмокнув в живот, в котором Шерри требовательно начала пинаться, требуя к себе внимания.-Боже, она вообще когда-нибудь там спит?! Спрошу , оторвавшись от губ жены, снова обращая внимание на свою ещё не появившуюся на свет, а уже такую настойчивую дочь.

0

2

Раньше я думала, что самое трудное для меня, в физическом плане, был первый триместр моей беременности. Ну тот самый период с обмороками и отслойкой плаценты и так далее, если вы понимаете, про что я. Но на восьмом месяце, когда мой живот превратился в огромный надутый чемодан, что я должна таскать с собой двадцать четыре часа в сутки, я поняла, что первый триместр - был, конечно же, ужасным сном воплощенным в явь, который повторить мне ни за что бы не хотелось, но в сравнении с этими мучениями, в которые превратились мои будни теперь - просто прелюдией перед настоящим кошмаром. Самое отвратительное, вы, конечно уже догадались, это было то, что чем ближе была сороковая неделя, тем невероятно долго, казалось, растягивались дни, будто бы отдаляя день икс. Я никогда не была любительницей лишний раз прогуляться или редкостной любительницей каких-нибудь домашних дел, но, по всей видимости, от осознания полнейшей физической беспомощности, что так внезапно накрыла меня прямо с головой, внутри росло сопротивление и мне то и дело хотелось куда-нибудь сходить или что-нибудь поделать по дому правда выходило это у меня из рук вон плохо, а иногда я даже и не успевала что-либо доделать, как в дело вмешивался Майлс. Вот, к примеру, вчера, конечно не послушав его наставлений ничем не заниматься я, едва он ушел, набрала в ведро воды и принялась лениво водить шваброй по полу. Мы уже обжились в новом доме и, недавно, еще такой девственно чистый, он уже начал захламляться какими-то вещами, постепенно становясь по-настоящему нашим, напоминая мне о Майлсе всевозможными музыкальными инструментами и примочками к ним, что он натыкал по углам или же моими книжками по педагогике или беременности, валяющимися открытыми на последней прочитанной мною странице, по разным комнатам. Вымыв полы в просторной прихожей и завернув на кухню, я присела, что бы отдышаться, а заодно, попить чаю с листами смородины, аромат которых, в последнее время, сводил меня с ума. Проторчав на кухне, ни больше ни меньше, целый час, я принялась вымывать углы шваброй уже ближе к обеду. Оказавшись в гостиной, возле диванчика, я прилегла, что бы вздремнуть, после того, как протерла пыль на полках, но не везде, отложив и мытье полов, а проснулась уже спустя три часа, от возни Майлса, что домывал и подтирал все за меня, что-то недовольно себе под нос бурча.
По возвращению с Сакраменто Майлс стал невероятно милым - и если вы думали, что он был милым со мной всегда, то это вы еще не слышали, о том, как забавно он пересказывает мне всякие глупости, вычитанные из интернета, беря на веру абсолютно любой факт, сочиненный великими диванными экспертами. У новорожденных есть коленные чашечки, Майлс. я даже ведь не возражаю тому, что он мне говорит - просто небрежно ставлю перед фактом, что он не прав, дальше продолжая пить свой чай со смородиной и жевать печенку с марципаном.
Насколько трудным были эти последние месяцы для меня физиологически, настолько они были и насыщенными, ведь, как я уже сказала, сидеть на месте не хотелось совершенно, да и, к тому же, когда ты чем-то занят время, кажется, летит быстрей. Сперва я хотела попробовать себя в вязании - не знаю, чего мне в голову взбрело, что это - успокаивает, потому как уже на втором занятии, когда все петельки у меня связались в один большой узел и я, психанув разодрала свой будущий шарфик так и не связав даже его четверти, поняла, что это не мое. Потом я попросила у Хло научить меня готовить какие-нибудь индийские блюда, но в ответ услышала лекцию о том, что они все слишком пряные для меня и что бы я даже и не думала о подобных экспериментах в ближайший год-то уж точно! В конечном итоге, решив совместить приятное с полезным, я записала нас с Майлсом на курсы молодых родителей... Я туда больше не пойду! заявил мне Майлс после первого же занятия. В смысле? Это же не только мне нужно, Майлс! Как ты собираешься помогать мне с ребенком, если элементарно не умеешь надевать подгузники?! мои, прошу заметить, весомые аргументы на него не действовали совершенно и я, скажу прямо, достаточно сильно на него за это обиделась, хотя и оставила свои попытки его уговорить продолжить ходить со мной на эти полезные семинары. Вместо Майлса со мной пошла Хлоя и когда, после последнего семинара, в котором нас учили правильному дыханию на схватках, Хло так отважно держала меня за руку дуя мне в такт, что в конечном итоге я заявила Майлсу, что с его отношением к делу, не удивлюсь, что именно она будет провожать меня в роддом, а не он.
Майлс еще не знает, но я хотела бы, что бы второе имя наша дочь получила в честь его мамы. И, в целом, моя обида нисколечко не омрачала ощущение постоянной эйфории от скорой встречи с Шеррил Джоан Бриггс. Вечера мы проводили у телевизора, ночью я переворачивалась с боку на бок придерживая аккуратно руками живот, а днем каждый занимался своим делом: Майлс записывал с ребятами свой первый студийный альбом, а я ходила с Хло на курсы и пыталась наводить порядки в доме.

Ребенок встал как надо, живот уже опустился... спина болит ужасно и я, то и дело, ищу дополнительную опору, на что могу облокотиться, как сейчас, откинувшись на спинку стула в кабинете врача, после осмотра, наблюдая как она что-то там записывает в мою карту своим размашистым почерком. ...посмотрим на вашу родовую активность, но, вероятней всего. будем готовить к кесарево сечению. я удивленно вкину бровями, потому как, кажется, это единственное что я могу сейчас быстро вскинуть от удивления, но уточнять мне ничего не придется, так как она поспешит мне сама все объяснить, что при всех тех осложнениях, с которыми я столкнулась во время беременности, есть вероятность гестоза и я специально не переспрошу, что это за вероятность, что бы не напугать себя еще больше. Это... опасно? и почему за все то время, что я читала про роды, мне ни разу не пришло в голову погуглить про кесарево сечение? Ну, как и любая операция... она серьезно посмотрит на меня и в этот моментя  порадуюсь, что Майлс не смог со мной сегодня поехать ... но риск - минимален. будто бы это могло хоть как-то облегчить все, что она уже наговорила.

...ну, мы уже почти готовы и остается только ждать - неделя или две максимум я стояла возле Майлса на кухне, помогая нарезать овощи в салат к ужину, когда Шерри, внезапно, пихнет меня куда-то под диафрагму - мне перехватит дыханье и поведет куда-то назад. Майлс тут же схватит под руку и усадит на стул, запретив вставать, чего я, конечно же, не послушаюсь и, спустя минут пять, когда отпустит, вновь окажусь рядом с ним дорезая помидор. ... а еще она сказала... я на секундочку задумаюсь, поймав на себе встревоженный вгляд Майлса, решу не говорить о том, что она сказала про кесарево. Ему нужно было уехать на пару дней в Нью Йорк и, готова поспорить, скажи я ему сейчас о каких-то там рисках он снова разругается со всеми ребятами и нагрубив менеджеру скажет, что никуда не поедет. ...сказала, что не ожидала, что я таки смогу набрать нужный вес к концу беременности! вслух она это, конечно, не сказала, но я слышала неподдельное удивление моему хорошему физическому состоянию, когда она подводила итоги нашей сегодняшней встречи.

0

3

Я уже очень давно согласился на эту поездку, но чем меньше времени до нее оставалось, тем сильнее жалел об этом. Нелл , конечно же, то и дело пыталась меня успокоить, говоря о том, что за несколько дней с ней ничего не случится, да и вообще, вряд-ли что-то случится, и я соглашался с ней, чтобы точно так же, как и она меня, успокоить, но сам в это едва ли верил. Она была права, когда то и дело повторяла, что последний раз какие-то ужасы ужасные происходили с ней больше чем пол года назад, и тут я тоже не мог с ней не согласится, но и убедить себя в том, что все пройдет гладко тоже не мог, ведь последние эти самые шесть месяцев с хвостиком и не отходил от нее толком, но в одном она была права на все сто процентов, что-то отменять или откладывать уже нельзя, если я, конечно, не хочу разругаться со всеми в пух и прах. То и дело, говоря это, она повторяла "из-за меня", и не так страшно было ругаться, как заставлять чувствовать ее виноватой за все, что происходит в жизни нашей группы, тем более после Сакраменто все наладилось, и даже крупными шагами пошло вверх. И пусть в душе было все ещё тяжеловато, но мозгом я понимал, что то, что собираюсь уехать это совершенно правильно.
Пока я нарезаю сельдерей, который, честно скажу, терпеть не мог, в салат, Нелл щебечет мне на ухо последние новости от врача, перед тем как охнуть, и завалиться в сторону. Успеваю ее подхватить, и усадить на стул, попрошу, чтобы она не вставала, но когда Орнелла меня слушала? Уже через пару минут она окажется рядом, чтобы продолжить свой , несомненно, увлекательный рассказ, и я превращусь в одно большое ухо, слушая ее. ... а еще она сказала... Не знаю почему, но каждый раз после этих ее "она сказала" , у меня внутри все сворачивалось в тугой узел, и появлялась какая-то совершенно необъяснимая тревога. Нелл это чувствовала всегда, как и сейчас, и поэтому лепечет что-то о своем прекрасном весе. -Серьезно? Я на несколько секунд оставлю помидор, который безжалостно кромсал, и посмотрю на жену. -Я тебе когда-нибудь говорил, что ты совершенно не умеешь врать? Отдам ей должное, она смотрела на меня в ответ так невозмутимо, что даже не покраснела, как обычно это бывает, и я не стал настаивать. -Если хочешь, можешь не говорить, ведь , если бы все было очень плохо, ты обязательно бы сказала бы мне... Да? Тишина в ответ на мой вопрос немного напрягла, и заставила снова отвлечься от помидорки. -Нелл?! Я ведь прав? Глупо было думать, что она расскажет мне все подробности, ведь я знал, что все не может быть идеально вплоть до мелочей, а перед поездкой в Нью-Йорк она даже на болящую спину не жаловалась. И конечно я не был наивным дурачком, чтобы поверить, что именно сегодня что-то поменяется.

Марина уже собрала сумку со своими вещами, которую я отнял у нее около двери. Иногда желание этих женщин казаться сильными и независимыми просто поражало. Тем более уж Марине точно нужно было начинать казаться чуть слабее, насколько я слышал, у нее начало что-то налаживаться на личном фронте, и мы с Нелл уже ждали, что вот-вот она познакомит нас со своим избранником, но она что-то особо не торопилась, по секрету в машине мне рассказав, что хочет дождаться, когда Нелл наконец родит, чтобы ее дочь не нервничала, если вдруг загадочный Уильямс ей не понравится. -А что, может не понравиться? Поинтересуюсь я, отрываясь от дороги, когда мы притормозим на светофоре. -Не знаю, это же Нелл! Тем более беременная Нелл, не мне тебе рассказывать, Майлс! Она махнет рукой, и я решу, что это вполне здраво, переживать за реакцию Орнеллы. Она может быть совершенно неожиданной.

-Ладно. Мне пора. Обещай что позвонишь мне, если вдруг что-то случится! Я знаю, что мы созваниваемся с ней чуть ли не каждый час, когда я не занят, или когда она не на очередной консультации в больнице, чтобы поболтать о том о сем, но почему-то когда что-то происходит, она не торопится мне об этом сообщать, не желая, чтобы я нервничал, и это, конечно, льстит, но как показывает практика , я нервничаю ещё больше, когда узнаю об этом через других людей. От Хло, например, или от Мэтта, который узнает от Хло, и ещё сотня разных вариаций. Я присяду рядом с ней на кухне, пока она пьет чай. Она в последнее время пила его очень много, и поэтому в туалет бегала каждые пятнадцать минут. Хотела меня проводить, но я отказался, потому как по дороге в аэропорт таксисту пришлось бы довозить нас до общественных туалетов раз пять-шесть, да и я лишний раз нервничать не буду, задаваясь вопросом о том, как они с Мариной добрались обратно. Уберу прядь ее волос за ухо, и улыбнусь. -У тебя очень милые щёчки, ты знаешь? Времени оставалось совсем немного, и такси уже ждало внизу, поэтому я не стал с ней прирекаться по поводу этих ее щечек, и поцеловав, поспешил попрощаться, обещая, что позвоню сразу же, как мы приземлился. Все как обычно. Последние наставления Марины, а ведь она меня даже не слушает! И это возмущает нереально! А потом чуть что, так сразу я у нее виноват! Короче последние наставления Марине, и уже через час я в аэропорту, а ещё через час, в самолёте, строчу смс Орнелле о том, что купил ей в аэропорту игрушечного слонёнка, и он, кажется, даже какую-то песню поет, только слов я разобрать не могу.
-Майлс, а ты разрешишь мне понянчиться с вашей дочерью, когда она родится? Я посмотрю на Макса как на сумасшедшего, когда он задаст такой вопрос, и в основном лишь потому, что он единственный, кто ещё не задавался всякими различными вопросами по поводу рождения нашего ребенка, парень держался до последнего! -Только после того, как ты предоставить мне справки от врача о том, что не подцепил никакую гадость от очередной... Очередной. Лу и Мэтт поддержат меня , рассмеявшись, в то время как Макс усядется на свое место недовольно сопя. Правда разрешение у него спрашивать что до не у меня скорее, а у Орнеллы, потому как это у них вечные тёрки были. Можете попробовать угадать из-за чего. Точнее кого.

Мэтт каждый раз повторяет, что уже через несколько дней я буду дома, уже, считай, послезавтра. Нелл в трубку мне говорит тоже самое, и иногда мне кажется, что Стоукс это моя жена в юбке. Я стараюсь подслушать его разговоры с Хло, вдруг она скажет ему что-то такое, что Орнелла пытается от меня скрыть, но крепыш прочухал мои попытки уже на третьем звонке, и постоянно где-нибудь от меня прятался, негодник! А потом отмахивался от многочисленных вопросов, повторяя, что ничерта не знает, и чтобы я шел лесом, ведь у нас последний концерт, и завтра днём я окажусь рядом чо своей женой , и спрошу у нее все уже лично. Ну и ладно. Ну и не очень то и хотелось!
-Мы все. Через четыре часа самолёт , быстренько соберём аппаратуру и домой. Как ты себя чувствуешь?! Чтобы оказаться в относительной тишине, мне пришлось спрятаться в туалете, и закрыть изнутри не только свою кабинку, но и главную дверь, от греха подальше. Очень уж не хотелось бы, чтобы наш разговор прервал кто-нибудь перебравшийся алкоголем, и решивший освободить свой желудок от мешающего дальше пить завтрака.

0

4

За всеми теми ужасами, что мы уже успели пережить в период моей беременности, начиная обмороками и истериками из за того, что Майлс - дышит, заканчивая кровотечениями в больнице и двухнедельным отпуском под капельницами, казалось бы, что я ко всему уже готова и разве может испугать теперь нас, у самой финишной черты, какое-то там дурацкое кесарево? И чем обыкновенные роды безопасней него? Да вообще ничем - почему бы не рассказать об этому мужу, ведь он имеет право знать о всех рисках? Он о них знал с самого начала и, уже тогда, сказал свое решительное мнение касаемо моей беременности, которое я, в свою очередь, проигнорировала полностью. Разве может его испугать какая-то операция теперь? О да... еще как может! Настолько, что он отменит все свои поездки, проведет последнюю неделю у моего гинеколога безвылазно, вероятней вего, даже, названивая ей домой с интересующими его вопросами, а в решающий день нагонит такую панику на всех, кто будет рядом со мной в этот ответственный момент, что, вероятней всего, ребенок откажется вылезать в этот наполненный хаосом, мир. На каком-то сайте, кстати, читала, что мать Джекки Чана была беременна им 2 года. Ему итак придется несладко пока я буду в родовой палате: он еще не видел, но на верхней полке кухонного шкафа, что висит над раковиной, прямо за пачкой с чаем, я приготовила три вида разных успокоительных и дала маме рекомендации на случай, если у Бриггса случится паническая атака.
На самом деле на меня, в последнее время накатывало и становилось немного грустно от того, что совсем скоро у нас совсем не останется друг на друга времени, его ведь уже и сейчас фактически не было: глупо было отрицать присутствие Шерри в одной комнате с нами, когда она то и дело давала о себе знать постоянными толчками во все доступные ей мои внутренние органы. Хотя, если верить умным книжкам, новорожденные первые месяцы только и делают, что спят и едят. Возникал, тогда, логичный вопрос о бессонных ночах, которыми постоянно пугают на форумах о беременности? Где-то в этом уравнении была ошибка и я все никак не могла понять в каком именно месте. Но не смотря на то, что мне безумно хотелось проводить все свое свободное время с Майлсом, я не стала возражать его отъезду, правда постаралась воспользоваться каждой доступной мне возможностью побыть с ним рядом: порезать вместе салат к ужину или же отказать Хло в прогулке, когда у Майлса отменялись какие-то планы и он оставался дома. Я буду очень сильно скучать! Так оно и будет, конечно, но звонить чаще от этого не стану, потому как мы оба знаем, что даже не смотря на безумное количество времени, что мы вместе, я до сих пор ненавижу навязывать свое ему общение. Будто бы я поцеловала малознакомого, но невероятно притягательного мне парня, не около одиннадцати лет тому назад и теперь стесняюсь показаться ему на глаза, а только вчера.
За все то непродолжительное время, созваниваясь с Майлсом каждый вечер, я послушно буду пересказывать ему все, что со мной происходило сегодня не потому, что не хочу, что бы он волновался, это, конечно, тоже, но, в первую очередь, затем, что бы выпытать у него про его день и, будто, восполнить эту пустоту, что всегда появляется тогда, когда ему приходится куда-то от меня уезжать. В течении дня я сохраню для мужа с десяток различных фото, что бы обменявшись ими в соцсетях рассказать о том, как впервые в жизни увидела богомола и что он действительно жуткий, или же о том, что пересматривая последний сезон Рика и Морти нашла интересную отсылку к Гравити Фоллс, о которой даже и не подозревала. Обязательно повторю ему с тысячу раз, как сильно люблю его и жду когда он вернется, жалуясь на то, что мама какая-то загадочная и скрытная: занимает подолгу ванну и, кажется, с кем-то говорит по телефону. В тот вечер, когда у меня случатся первые тренировочные схватки я попрошу мужа привезти мне кешью - почему-то о том, что я никогда в жизни не пробовала этот орех я подумала именно в тот день.

Орнелла, где твой чемодан? стараюсь не обращать внимание на маму, пролиставая страницы фейсбука, в ожидании звонка Майлса, у которого должен был уже закончиться концерт. Марина суетливо бегает вокруг меня, перебирая по углам какие-то наши вещи в поисках заветной сумки, которую мы подготовили для больницы. А я-то думала, что это Майлс создаст панику когда у меня начнутся схватки... Чего ты сидишь? Дорогая - собирайся! шумно набираю в легкие воздух и уже было ей отказываю, когда телефон в руке начинает разрываться. Я туда сегодня СНОВА больше не поеду! коротко отрежу, убегая в ванную и закрываясь от мамы на щеколду. Мы поговорим с мужем, наверное, минут с двадцать, прежде чем Марина начнет настойчиво выламывать дверь требуя моей немедленной капитуляции. Майлс, конечно же, поинтересуется что это там у нас происходит и, ве же согласившись с тем, что врунья из меня - не очень-то и хорошая, я говорю мужу правду о том, что Мама решила, что я рожаю... Нет, Майлс, не рожаю! Она меня таскала в больницу, за сегодня, три раза и все три раза врач сказала, что это тренировочные схватки! Что бы мы ехали домой и прекратили паниковать и что бы.... не сразу понимаю, почему оказываюсь сидящей в мокрой луже. Лишь после того, как, до этого, ноющая боль схватит меня гораздо сильней, чем обычно это бывало со мной в последние сутки. Это случиться так неожиданно, что я не смогу сдержать удивленный возглас, подхватив живот рукой, будто бы Шерри вот прям уже сию секунду собирается выскочить из меня. Майлс... кажется мама была права...

Как давно началось? почему-то сейчас, глубокой ночью, напротив меня сидел не мой доктор, а заспанный молодой человек, которого я впервые видела. Мой бы таких вопросов не задавал - она наверняка помнила, что первый раз мы к ней приехали вчера в обед: Марина, позвонив Хлое, неслась по коридору с сумкой наперевес, пока Хлоя, пытаясь катить меня в огромной тележке вперед, взволнованно рассказывала санитарам, что ее лучшая подруга вот-вот должна родить. Сейчас звонить подруге я запретила, решив, что как и три раза до этого мы уедем отсюда ни с чем. Мне кажется в обед... вчера в обед, да. молодой парень удивленно раскроет глаза и лишь затем догадается раскрыть мою медицинскую карту. Это очень... давайте я вас осмотрю! не знаю, что именно он хотел сказать, когда назвал это все "очень" но пугать себя раньше времени мне не хотелось. Наверное, не зря, потому как моя "слабая родовая активность" вреда ребенку не нанесла, но его решительное готовьтесь к операции успокоения как-то не добавило.
А можно подождать еще пару часов? Мой муж он вот-вот должен прилететь с Нью-Йорка и... договорить я не смогу так как от той боли, что, безусловно, стала гораздо чаще и сильнее напоминать о себе, мне заложит уши и, согнувшись над своими коленями единственное, что мне, покажется, принесет облегчение - это не разговоры о муже, а протяжный напев новогодней песенки "Jingle bells".

0

5

Знаете, мне кажется, что я до сих пор в полной мере не понимал и не осознавал факт того, что очень скоро у нас с Нелл появится ребенок. Я знал, что это случится скоро, знал, что наверняка, все будет непросто, но что-то внутри подсказывало, что я даже толком не догадывался насколько, действительно, непросто. Словно в моей голове где-то была преграда, такая, знаете, дамба, не пропускающая через себя все те тонны мыслей и переживаний, которые давно должны были накрыть меня огромной волной. С каждым днём эта дамба становилась все менее прочной, давала трещины, и я знал, что очень скоро ее прорвет, и тогда мне нужно будет приложить массу усилий, чтобы не утонуть во всех событиях , и моих мыслей по поводу этих самых событий. Я бы хотел думать, что все самое страшное позади, что больше не будет никаких переживаний, что я спокойной смогу уезжать куда-то, оставлять Нелл одну и испытывать лишь ноющую тоску от моей, с ней, разлуки , но такого ведь не будет , верно? И скучать я теперь буду в два раза больше, и беспокоиться , не только за жену, которой только повод дай на свой попец приключений найти, но и за дочь, которая, я уверен, будет копией своей матери.
Нет, я не жалел ни секунды. Каждый день приближал нас к тому моменту, когда мы станем ещё счастливее, нежели были раньше, наслаждаясь лишь обществом друг друга. Жалел я лишь об одном сейчас: о том, что в период паники, после новости о беременности Орнеллы, мне хватило ума предложить ей аборт. Ещё и поругаться с ней по поводу ее отказа от этой , как я уже знал , моей безумной мысли.
Можно ли представить себе, что раньше мы с ней жили без осознания того, что скоро в нашей такой маленькой семье появится третий человек. Со своими мыслями, желаниями, капризами. За которым нужно будет следить, заботиться, и дарить всю свою любовь и всё внимание? Когда-то, кажется, такое было, когда можно было укатить ночью в бар, не приехать в нужное время домой , а задержаться после концерта, думать только о своих желаниях , не делать мириться с какими-то обидами и так далее. Так странно , но ведь действительно было время, когда именно так и происходило. Когда мы расходились, не успев сойтись после очередной ссоры и примирения, когда вели себя словно дети малые, постоянно что-то друг другу предъявляя. Не знаю как Нелл, не могу говорить за нее, но я в один прекрасный момент почувствовал, что повзрослел лет на десять. Не постарел, как постоянно ныл о том, а именно повзрослел. Думать приходилось не только о том, что мне хочется прокутить половину заработанных с концерта денег, а о том, что нужно закупать памперсы тоннами, всякие вещи, кроватку, коляску, и все эти штуки для средневековых пыток, которые мы накупили уже в магазине. А вдруг что-то сломается, или типа того. И наверное факт того, что я так активно начали думать о будущем, он должен радовать, да? И он радовал, но вместе с этим и печалил невероятно.
Я люблю Нелл больше, чем это вообще возможно. Такое ощущение, что ещё немного и меня разорвет от этого чувства , потому как чтобы я не делал, это лишь жалкие попытки, которые не могут показать ей и одной трети всего того, что я чувствую. Я ещё ни разу не видел нашу дочь, но и о ней я могу сказать тоже самое! Я знаю, что она невероятная, чудесная, самая лучшая! Я больше всего на свете жду, когда она появится на свет, и я смогу хотя бы одним глазом на нее взглянуть! Я никогда не думал, что можно испытывать подобное к человечку, которого даже не видел никогда. Я не знаю , как она будет выглядеть, насколько будет капризной, или наоборот, спокойной, но я уже знаю, что она будет самой лучшей, но вместе с тем, иногда наказывала какая-то печаль, скорее из-за того, что я понимал, что так , как раньше, мы жить не будем. Нелл не сможет дарить все свое внимание, всю нежность и любовь только мне, как и я этого сделать не смогу. Такие масштабные перемены в жизни всегда даются нелегко, я вообще их не любил, но приходилось принимать все как данное и радоваться тому, что скоро в моей жизни появится ещё одна девушка, которую я могу любить до потери пульса, и за это даже не огребу от Нелл.

Голос Орнеллы перебивается голосом Марины, которая глухо возникает о чем-то на фоне. Конечно я поинтересуюсь, что происходит, и получив ответ не смогу уже спокойной усидеть на месте, моля о том, чтобы время пошло быстрее, и я поскорее оказался дома рядом со своей девочкой. Желание это максимально усилилось после ее слов: Майлс... кажется мама была права...
Я позвонил Марине уже сотню раз, и прекратил только тогда, когда она достаточно нервно рявкнула на меня, и обвинила в том, что я мешаюсь. Затем я столько же раз позвонил Хлое, и продолжал до тех самых пор, пока она не перестала поднимать трубку, написав мне смс о том, чтобы я переставал паниковать и обрывать ее телефон, мол все у них под контролем. Я измерил зал ожидания шагами, и запомнил точно, сколько их от одной стены до другой, и по периметру в принципе. Я вызубрил все рейсы, которые показывали на табло. В ушах гудело от напряжения , и никакие просьбы успокоиться, ведь мои нервы ничего не решат, на меня не действовали. Я, почему-то не сомневался, что все начнется без меня , Шерри точно такая же упрямая, как и ее мать, не могла подождать несколько часов!
О том, что Нелл в больнице узнали и мои родители, и даже Эллисон, я всем растрезвонил. Всецело доверяя Марине, я решил, что если и они будут рядом с Орнеллой, мне станет хотя бы немного спокойнее. Я ошибался. Это так же ничего не поменяло.
В самолёте я не мог усидеть на месте, а факт того, что наш рейс задержали на час вообще меня не радовал, и хотелось с кем-нибудь поругаться , например со стюардессой, которая, заметив мое состояние, подошла ко мне уже в десятый раз, чтобы обеспокоенно спросить все ли со мной хорошо, и не нужна ли мне какая-нибудь помощь. -Ведро успокоительного, если можно! Достаточно мирно, не смотря на свое желание, отвечу я, и отвернусь от нее, желая только того, чтобы меня оставили в покое, и я смог уже сидеть молча и переживать.

Таксист оказался достаточно понимающим мужиком, и довёз меня, а ещё Мэтта, Лу и даже Макса, которые не принимая никаких возвражений забрались в машину следом, до больницы, достаточно резво. Пропустил несколько светофоров, ещё что-то нарушил, и заплатили мы ему сумму не маленькую. Правда не я, потому как он притормозил, я словно пуля выскочил из автомобиля, пытаясь как можно быстрее уже добраться до родильного отделения, в которое меня сразу  и пускать отказались. -Молодой человек, вы куда? На пути моем стоит миниатюрная медсестричка, и окажись я сторонним наблюдателем, даже бы посмеялся над этой ситуацией, но было совсем не смешно. Смотрю на нее так, словно она только что с луны свалилась. Как вообще можно спрашивать к кому я? Неужели непонятно?! Я пытаюсь объяснить ей, но на эмоциях у меня ничего не получается, и я только руками размахиваю, а она упорно меня не пускает. -Да у меня там жена рожает мать вашу! Нужно было сразу сказать что-то подобное, потому как она даже если и не хотела меня пускать после таких слов, то все же нехотя отскочила, испуганно, в сторону, и я наконец смог пройти, чуть ли не лбом сталкиваясь с Мариной в коридоре. Была бы она повыше, точно именно лбом бы и столкнулись. Она чего-то говорит мне, какую-то коробку с таблетками в меня тычит, совсем с ума что-ли сошла? Почему все вокруг настолько странные? Пытаюсь прорваться в палату, около которой все столпились, но меня туда не пускают. Издеваются, что-ли?! Как так можно вообще?! Они что, забыли, что Нелл моя жена?! И что сейчас она рожает моего ребенка?! И что по идее я должен быть рядом, чтобы она не переживала, знала, что я постараюсь сделать все от меня зависящее, чтобы ей стало хотя бы немного легче! -Майлс, успокойся, ей делают операцию Хлоя, наверное, пытается меня успокоить, но слова она явно подобрала неподходящие. -Чего? Какую ещё операцию? Вы совсем что-ли тут рехнулись все? Не понимаю о чем она говорит, ведь роды в привычном для меня понимании мало походят на операцию. От Хлои же узнаю, что решили делать кесарево сечение, и мне хотелось бы думать, что так, наверное, будет попроще, но чертас два! Ещё минут пятнадцать пытаюсь прорваться внутрь , но потом, видимо, начинают действовать таблетки, которые в меня Марина чуть ли не силой запихнула, и я устало опускаюсь на скамейку, стоящую вдоль стены, чтобы ничего непонимающим взглядом осмотреть всех, кто тут находится. Эллисон, к моему удивлению , тоже приехала, зная , кажется, наверняка, что тут будет и Хлоя и Мэтт. Даже попыталась пошутить, что я больше похож на рожающего, и это повеселило всех, кроме меня.
-Нас вряд-ли к ней пустят в ближайшие сутки. Так в интернете пишут! Хлоя уставилась в телефон, ища там какую-то информацию о проведении этой операции, и то, что она говорит , совсем меня не радует. Сутки! Целые, мать его, сутки! Я даже не знаю как давно она там. Как давно все началось и что вообще происходит. Сижу тут словно идиот какой-то и совершенно ничего сделать не могу. Снова это чувство полнейшей беспомощности, которое с ума сводило. Хотелось что-нибудь ударить, или разбить, чтобы отогнать его от себя подальше, хотя это, конечно же, вряд-ли поможет.

Хло была права. Нас к ней не пустили. Спасибо на том, что врач сказал, что и Нелл, и наша, все же, дочь, в хорошем состоянии и им ничего не угрожает. Я бы почувствовал облегчение, если бы вообще мог хоть что-то сейчас почувствовать. Новость эта вызвала достаточно шумную у всех реакцию, за что половину всего собиравшегося народа попросили удалиться. Остались только я, Марина, и Хло, за которую мы так упрямо просили, ведь лучшая подруга, какой бы лучшей не была, родственником не является. Остальным пришлось разойтись, и вокруг стало заметно тише.
-Будешь тут до последнего сидеть Хлоя даже не спрашивает. Знает, что я отвечу заранее, и лишь кивает, встречаясь с моим взглядом. Садится рядом и теперь не только я упрямым взглядом изучаю стену напротив, но и она.
Время снова длится бесконечно долго, и такое чувство, что прошло не 10 часов с тех пор, как мы тут сидим, а целая вечность. Мне, наконец, все таки разрешают зайти в палату к Нелл говоря о том, что я могу провести там минут пятнадцать от силы, потому как она хоть и отошла от наркоза, но ей все же нужно отдохнуть.
Стараюсь не шуметь, скрываясь за дверью, надеюсь, у меня это получается. Первым делом, конечно же, замечаю Орнеллу, которая пусть и уставшая в разы больше чем я, но все же выглядит не так уж и плохо. -Малыш. Опущусь рядом с кроватью на стул, беря ее ладошку в свои руки , и коротким поцелуем дотрагиваясь до пальчиков. Ни одного слова в голове нет. Ни одной мысли, которые совсем недавно в ней клубились, не осталось , и все, что я мог это просто смотреть на жену, из одной руки не выпуская ее ладонь, а другой поглаживая темные волосы. Поверить не могу, что это случилось. Словно это сон какой-то, и все не с нами происходит, а с кем-то другим. -Мне сказали, что выгонят меня минут через пятнадцать, но я все равно буду совсем рядом. Нелл немного отрешенная, после наркоза, видимо, но я все равно замечу намек на улыбку, чуользнувший по ее губам, и это, собственно, будет лучшее, что я видел за последние три дня. -Ты как всегда оказалась права. Дочка. Поверить не могу, что у нас теперь есть дочка. Ты видела ее?

0

6

айте ка мне минуточку: я вспомню когда мне в последний раз было так больно. Ах, ну да, точно: никогда! Очень болит? Хло бережно поглаживает мою ладонь, пока я, зажмурившись, будто это поможет, пытаюсь пережить очередную схватку. Очень сильно хочется ей ответить: улыбнувшись саркастически заявить, что мне - щекотно и что еще немного и я испытаю величайшее удовольствие в своей жизни, но, естественно, ничего подобного у меня проделать не получится даже если я сильно того захочу. Не могу сказать точно, сколько уже тут лежу: два часа, три? Невероятно долго... Дверь палаты, куда меня положили ожидать операцию, приоткрывается и мама, с весьма взволнованным видом сообщает, что врач планирует выждать еще час. Целый час??? Да вы издеваетесь что ли? не понимаю, слезы на моих глазах навернулись от обиды или они давно уже скользили, по моим щекам, от боли. Всем девочкам, как только они начинают разбираться в особенностях своего организма и в процессе появления детей на свет, известно, что роды - это больно. Но никто не имеет ни малейшего представления насколько.... Еще час я тут торчать не собираюсь! решительно вырываю ладонь из руки подруги и лезу к краю кровати. Весьма ловко, надо сказать, для роженицы, потому как когда Хло пытается удержать меня за плечи я умудряюсь изловчиться и не попасться в ее хватку. Я на такое не подписывалась! Точнее подписывалась, но если бы мне показали как это будет больно хотя бы примерно - я бы миллион раз подумала! придерживаю живот рукой пока иду в сторону двери, у которой меня поджидает мама. И пусть мое желание сбежать сейчас отсюда, да и мои слова, весьма эгоистичны, я ни на секундочку не перестаю прикрывать свой живот ладонью, ведь Шерри, на данный момент - самое ценное что только у меня есть. Орнелла, детка, давай успокоимся... руки Марины нежно ложатся мне на плечи и я не могу больше сдержать слез, что по моим щекам словно градом хлынули Мамочка мне так больно! Я хочу домой... Марина притянет меня к себе и бережно погладит по голове приговаривая, что это все пройдет. Я, конечно ей верю и невероятно хочу что бы это произошло как можно скорей, но время будто остановилось и не желало сдвинуться с мертвой точки. Этот час показался мне целой вечностью - клянусь!
Но был, во всем этом затянувшемся, для меня, аду, и плюс: Бриггс вполне мог успеть приехать до того, как меня увезли бы оперировать! Так хотелось его сейчас увидеть... А где Майлс? Они должны были уже прилететь. но, конечно, с нами иначе быть и не может и когда Хло говорит, что их рейс задержали на целый час, но они уже вот вот приземляться, я, почему-то, даже и не удивлюсь. Да мне и некогда - после моего вопроса накатывает очередная схватка...
Ну что, роженица, готова? врач заходит к нам в палату такой довольный и, кажется, от него пахнет какой-то едой. Он что, мою операцию из за своей жратвы откладывал? Издевается что ли? Сука...

Эпидуральная анестезия - это нечто... Никогда не думала, что мне понравится ничего не чувствовать ниже грудной клетки! Но, по всей видимости, были у нее и какие-то побочные действия, потому как совсем скоро мне начали мерещиться какие-то странные вещи. Сначала мне показалось, что в дверь, на которую я смотрела все то время, что надо мной орудовал врач и акушерки, врывается Майлс и тянет ко мне свои руки. Мне так хочется к нему прикоснуться, но у меня не выходит даже приподнять ладонь и совсем скоро это видение рассеивается и на его место приходит Джессика. Она смотрит на меня, как обычно, с откровенной злобой и, наверняка, сейчас собирается что-то сказать, но исчезает. Затем мне мерещатся какие то поля по которым ходят бегемотики. Не сразу соображаю, но во рту будто бы появился вкус яблуш. В другую секунду мне кажется, что комната вдруг, волшебным образом, оказывается заваленная цветами и уже через мгновенье я слышу детский крик...
Я видела немало фотографий новорожденных детей и, откровенно говоря, их с трудом можно назвать красивыми! Нет ничего прекрасного ни в родах ни в маленьком человеке в околоплодной слизи с красным, опухшим, сморщенным, словно изюм, личиком. Но я смотрю на Шерри, которую показывает мне акушерка и, клянусь, мне кажется ничего прекрасней я в своей жизни еще не видела...

Не могу сообразить где нахожусь еще какое-то время. Вокруг меня все усыпано цветами и сидит Майлс. Что бы попытаться понять, кажется ли он мне теперь или же нет, пришлось постараться, но его рука, на моей ладони, такая теплая, что я очень быстро догадываюсь, что на этот раз - это не видение и мой муж действительно рядом со мной! Майлс... пытаюсь привстать но, видимо действие анестезии совсем перестает действовать и каждое движение отдается неприятной болью в теле, а вслед за этим пропадают и цветы, которыми была усыпана комната. Это, почему-то, показалось мне столь неожиданным и грустным, что не могу удержаться от идиотского вопроса .... а где цветы? не знаю о чем он подумал, да и что ответил не поняла - туман в голове мешал адекватно воспринимать все, что я слышу да и контролировать что произношу. Но его вопрос про Шерри доносится до меня сквозь дрему и прежде чем ушлая медсестра забежит к нам в палату, что бы выгнать его, скажу ему что она - лучшее, что мы только могли когда-либо вместе сделать.

В общую палату меня перевели лишь через сутки, поздно ночью. Прошло уже больше 24 часов как я видела Майлса в последний раз, зато, за все это время я уже успела хорошенько познакомится с Шерри...
***

Ну что же вы, молодая мама, ребенка кормить надо! акушерка осуждающе смотрит на то, как я испуганно рассматриваю орущую на моих руках дочь, совершенно не представляя что нужно с этим делать. Словно все те книги, что я читала в беременность, моментально вылетели из моей головы. Единственное, что в ней осталось это Мне нужна бутылочка! Однако мое заявление идет вразрез с представлением акушерки о рационе новорожденных и сказав, что бы я не городила чушь она начинает стягивать с меня больничный халат, пихая Шеррил в рот мою грудь... В любое другое время, попытайся кто-нибудь со мной так бесцеремонно обращаться, моментально бы получил в глаз, но крик Шеррил вводит меня в паническое оцепенение и я даже возразить не пытаюсь... Но что-то идет не по плану и мой ребенок пренебрежительно выплевывает меня и снова заливается истошным ором. Да у тебя молоко не пришло! акушерка срывается с места и убегает за бутылочками и смесями.
Пытаюсь поправить на себе одежду, все так же сжимая в руках свою дочь, что продолжила верещать, когда поняла, что ее завтрак задерживается. Не знаю, показывает ли она уже свой характер или все новорожденные такие?! Сейчас-сейчас... несмело качну ее на руках, но это нисколько на нее не подействует. Качну во второй раз и в третий, на четвертый раз ко мне в палату зайдет медсестра с бутолочкой и покажет, как нужно правильно ее держать, что бы ребенок не подавился. Шерри смотрит на меня с возмущением, шумно сопя чавкая своим перекусом. Наверное, если бы она могла говорить, она бы сказала мне какая я ужасная мать.
***

А где Майлс? Смотрю на Хло и Мэтта и Макса с Лу, стоящих в дверях с огромными охапками цветов и мягких игрушек. Я безумно рада их всех видеть, и, конечно, в благодарность, сперва выслушиваю восторженные поздравления с красавицей-дочкой и учтиво отвечаю, что выпишут меня через два дня. Но я не вижу среди друзей своего мужа и это, скажем, мягко озадачивает!
Ну он... сказал что опоздает немного! отвечать они начинают почему-то хором, но вразнобой. Так, к примеру Макс сказал, что у Майлса какие-то важные дела, Лу заявил, что он ничего не знает и лишь Мэтт выдал более-менее правдивый вариант. Спрашивать у них еще раз - бесполезно. Это я знаю наверняка ведь не зря же они столько лет лучшие друзья. Поэтому я поворачиваюсь к подруге Хлоя Корделлия Виллано... Что происходит?

0

7

Хло заставила меня уехать домой. Буквально за шиворот из больницы вытаскивала. А когда поняла, что я упрямый осел не желающий двигаться с места без морковки, подключила ещё и Мэтта, видимо, надеясь, что наша , вполне заметная разница в весовой категории как-то поможет. -Я не поеду домой. Когда я того хотел, то умел, знаете, быть невероятное упрямым, и сейчас мне это и Хлоя подтвердила, добавив при этом, что это раздражает невероятно. -Ты ведёшь себя глупо! Нелл хорошо себя чувствует, с ней ничего не случится, пока тебя не будет! Я даже не посмотрю на источник этого звука, который зовётся моим лучшим другом, но сейчас я безумно на него зол, честно! -Я не поеду домой! Хлоя снова влезает, говоря, что как только меня пустят к Орнелле, она наверняка испугается моего внешнего вида, потому как синяки под глазами сияют как фонари, а мешки опустились уже до щек. -Я не поеду домой... Без жены.
Я не могу объяснить эту странную тревогу, которую испытывал. Не могу толком сказать почему меня так пугает то, что мне нужно будет зайти в наш дом одному. Словно если я сделаю это, обязательно случится что-то очень плохое. Кроме этого мне не хотелось находиться в полном одиночестве. В больнице хотя бы медсестры туда-сюда бегают, а что будет дома? Сводящее с ума тиканье часов? Холодное молчание комнат? Мне почему то вспомнилось, как Нелл избегала меня все лето после выпускного, и понял, что ещё немного, и меня накроет той же безысходностью, и чувствовать что-то подобное я хотел меньше всего, и даже врагу такого не мог пожелать. Да и факт того, что Нелл рядом , все же, успокаивал. Да и я обещал ей быть недалеко, прямо перед тем, как она сказала, что Шерри у нас получилась прекрасная. И это лучшее, что я когда-либо слышал, ну сразу после того, конечно, как Нелл ответила мне согласием на мое предложение руки , сердца и остальных органов. Но правы ребята , конечно, были, и вид у меня был такой себе, и дабы не травмировать Орнеллу , когда мне наконец разрешат ещё немного побыть рядом с ней, надо было поспать хотя бы пару часов. -Можно я переночую у вас? Я, конечно, знаю, что ни Мэтт ни Хло мне не откажут, но все таки решаю уточнить этот вопрос.

Передо мной стоит наполовину пустая бутылка виски, лимон, а в холодильнике есть лёд. Я сижу на кухне лучшего друга вот уже часа 3-4 , опустошая его бар, но алкоголь на меня почему то совершенно не действует.
Они пытались вывести меня из этого коматозного состояния, но чтобы из него выйти надо хотя бы примерно понимать почему я себя в него вогнал. Я сам не знал. У меня прекрасная жизнь! Великолепная жена, которую я так сильно люблю, и у нас появилась дочь которую я уже люблю не меньше, но мне безумно страшно. Больше всего на свете я боялся, что у меня не получится быть хорошим мужем и отцом. Ну вы посмотрите на меня! У меня же по семь пятниц на неделе.  Сам ещё мыслю как маленький ребёнок, достаточно эгоистично, и легкомысленно. Чему я вообще смогу научить свою дочь? Как на гитаре бренчать? Я даже образование высшее не получил, сразу же после школы умотав на концерт. Я мог их обеспечить, ведь мы зарабатывали достаточно неплохо. У нас был большой дом, машина, и я подумывал о том, чтобы подарить Орнелле вторую, потому как ей, по идее, скоро должны вернуть права, но ведь денег недостаточно. Не на них ведь все строится! Я тяжело вздохнул, думая об этом, и сделаю очередной крупный глоток виски, наконец, решив, направиться спать, чтобы ещё сильнее не погрязть в этих дурацких мыслях.

-Твою мать! Я вскакивают ч кровати, когда на дисплее моего телефона время переваливает за обед. -Почему вы не разбудили меня?! Я одеваюсь так, словно нахожусь в армии: за минуту. Мой сегодняшний день был расписан по секундам, и если следовать плану, то сейчас я должен был быть с Орнеллой, в не в кровати. План как обычно пошел по пизде.
-Стой! Выходя из подъезда, я замечу автобус, который может достаточно быстро домчать меня до дома , где я должен забрать машину, но он уже отъезжает, и водитель то ли не замечает меня, то ли специальной игнорирует тот факт, что я пробежал за ним вот уже пол остановки! Но , конечно, соперничать со скоростью любого транспорта я не мог, и поэтому мне очень скоро пришлось остановиться, чтобы отдышаться секунду, и вызвать такси.

-Майлс, ты где? Мы уже все собрались! Что мне говорить ей? Хло звонит мне уже сотый, кажется, раз, и это жутко раздражает, потому как разговаривать мне с ней не то, чтобы очень удобно сейчас. -Скажи, что я скоро буду. Пол часа и я на месте! Максимум! Придумай что-нибудь! Я прекрасно знаю, что Хлоя не умеет врать, по крайней мере Орнелле, и поэтому не глою желанием говорить ей где я, и что делаю. И быстренько отключаюсь, надеясь на то, что она перестанет названивать мне каждые пару минут. Обычно этим страдаю я, и не хочу терпеть конкурентов в этом деле.
-Это я возьму с собой, и хочу ещё оплатить доставку. Я скупил, кажется, пол цветочного магазина, не мудрено, что доставку мне решили сделать бесплатную, ведь по довольному лицу продавца стало ясно, что я явно сделал им по меньшей мере недельную выручку.
Я почувствовал себя очень глупо, когда не знал, что ответить Орнелле на вопрос о цветах. Вот и какой после этого из меня хороший муж? Я даже цветы не додумался ей принести, а ведь она мне ребенка родила! И поэтому я, собственно, и решил хотя бы одно ее желание удовлетворить: купил кучу цветов, самого разного цвета, размера, формы и так далее. -Адрес запишите. Я уже загрузил одну часть цветов, которые мог унести сам , в машину, и двинулся в путь, по дороге сбросив ещё два вызова от Хло. Уже подъезжая к больнице, я подумал, что зря ей не ответил, вдруг что+то случилось? Но долго по-переживать мне не удалось, потому что уже через десять минут я вваливаюсь в палату, с огромной охапкой роз, из-за+за которых совершенно никого не вижу. -Моя принцесса! Положив букет около ее кровати, я потянусь, чтобы пожаловать жену. -Как поживает самая лучшая жена и мама на свете? Если бы я мог, я бы от нее вообще никогда ни на шаг не отходил бы, но к сожалению это было невозможно, ведь каким бы большим не было мое желание оберегать ее каждую секунду нашей жизни, это было физически невозможно. Но зато я мог стараться , чтобы исполнить это свое желание, и я очень стараюсь, честно.
Пока извиняюсь перед Орнеллой за свое опоздание, в палату заносят оставшиеся букеты, и если она хотела быть заваленной цветами, то именно сейчас она в такой ситуации и оказалась. Наверное мне бы стоило походить на какие-нибудь курсы романтиков, чтобы уметь делать своей женщине всякие приятные сюрпризы, и я обязательно поищу что-то подобное в интернете, но чуть позже.
В палату заходит медсестра и просит всех удалиться, так как снова пора кормить ребенка, и я удивлённо посмотрю на нее, когда она и меня начнет подгонять. -Можно мне остаться? Я так хочу ее увидеть! Девушка мнется, но все таки разрешает мне остаться, и я вдруг чувствую, что словно на иголках сижу, и готов подпрыгивать от нетерпения, и даже Орнелла не может меня успокоить, не смотря на то, что приговаривает, чтобы я не нервничал так. -А вдруг я испугаю ее? Вдруг не понравлюсь? Никогда бы не подумал, что так сильно когда-либо буду зависеть от мнения другого, такого маленького, человечка.

0

8

Я не ждала, что Майлс будет всю ночь дежурить в приемном покое и, едва уличив малейшую возможность, ворвется ко мне в палату, что бы рассказать как он без меня с ума сходил... Ладно. Вру. Именно этого я и ожидала. И дело было не в том, что я этого хотела. Просто это было бы очень-очень в духе Майлса. Он никогда не упускал возможность быть рядом со мной 24/7, ну или что-то типа "рядом", поджидая меня где-нибудь в школьном корридоре или же около парковки на работе. Наверное, со стороны может показаться, что для меня подобное уже давно как "данность", но это не так. Разве может стать для меня чем-то само собой разумеющимся такое сильное и взаимное чувство? Не могу сказать наверняка, в тот момент, когда поняла, что влюбилась в смешливого парня, что с гитарой наперевес постоянно цеплял всяких девченок по вечеринкам, загадывала ли я, про себя, желание стать для него кем-то особенным. Но я с уверенностью могу сказать, что в тот момент, когда я уличив момент утащила его в уголочек, что бы украсть наш первый поцелуй, моя жизнь разделилась на "до" и "после" и в этом самом "после" потребность быть любимой этим человеком не угасала во мне ни днем ни ночью на протяжении вот уже более десяти лет. Я не представляю, за какие такие заслуги именно мне повезло с тем, что мое страстное желала, воплотилось в реальность?
Он был со мной в каждый мой голодный обморок, был рядом на моем выпускном и вступительных экзаменах. Был когда я защищала диссертацию и получала диплом. Он даже не пытался держаться подальше после своего выпускного, когда я то и дело пыталась Бриггса от себя оттолкнуть... Само собой, он никуда не делся и в мою беременность: обмороки-больницы-бесконечные анализы и двадцать килограмм яблуш... И вот, казалось бы, у нас родилась дочь: разве могу я даже предположить о том, что он не захочет остаться ночевать в больнице, дожидаясь разрешения побыть рядом со мной? Но его нет - удивлена ли я? Черт, еще как! Хло недолго мнется прежде чем рассказать, что вчера он напился у них дома, а утром они не смогли его добудиться... Мэтт тяжко вздыхает и, достав мобильный телефон, выходит из палаты, видимо, затем, что бы набраться Майлса. Не похоже на него... не пить. Пить, в свое время, было как раз таки очень сильно в его духе. Однако пил он либо после концертов, либо в мое отсутсвие, когда мы ссорились. Никогда не напивался в важные, счастливые для нас дни. Я задумчиво верчу в руках игрушечного медведя, что торжественно всучил мне в руки Макс, пока Хло говорит мне, что он просто перенервничал и ему нужна была разрядка. Наверное это он сам ей так сказал. Но мне показалось, что причина далеко не в этом...

Мы видели ее через стекло детского отедления - такая крошка! Хло восторженно рассказывает о том, как они встретились с Шерри. Мэтт добавляет, что она - копия Майлс, на что Лу говорит, что это неправда и она больше похожа на меня, Макс добавляет, что у нее, почему-то, получился его волевой подбородок, а затем они все сходятся во мнении, что на Майлса она не очень-то и похожа. Какие вы идиоты! Все! Она же еще крошка совсем! Плюс лежала в третьем ряду - не видно было совершенно на кого она похожа! закатив глаза подруга перебьет их как раз в тот момент, когда в палату войдет букет цветов. Именно он, потому как Майлса за ним не было видно совершенно и только по голосу можно было догадаться, что это он. Словно бы нам предстояла встреча после долгой разлуки, я, с утра, доползла до раковины с зеркалом и попыталась привести себя в порядок, думая, что Майлс будет одним из первых, кто залетит ко мне в палату когда врач разрешит. Будто бы если бы он увидел меня растрепанную и бледненькую - это что-то между нам изменило. Конечно же нет. Но я волнуюсь, будто бы мы и правда не виделись месяц или больше и пока он не опустил букет мне на кровать, тянусь ладонью к голове что бы  пригладить, наверняка уже вновь растрепанные, волосы. Вслед за моим мужем в палату заходят такие же огромные букеты на ножках и комната очень быстро становится похожа на оранжерею. Лу спешит поинтресоваться не собирается ли Бриггс открывать свой цветочный магазин. Кажется у них у всех сегодня было невероятно шутливое настроение, что не скажешь о дерганом Майлсе, который, пусть и выглядит весьма спокойно, но я то знаю его как облупленного!
Рубец болит... Врач сказал, что мне еще месяц нельзя будет поднимать тяжести и перенапрягаться. особенно он болел после превязки- наверное, это была та самая медсестра, которую я, во время схваток, не очень вежливо попросила принести мне обезбаливающее и назвала ее коровой неповоротливой. Обиделась может? Мне хочется спросить у мужа зачем он вчера напился, а если он попытается соврать, что таким образом отмечал, уточнить, почему в одиночку. Но я не успею: в палату войдет медсестра и попросит всех выйти. Можно мне остаться? Я так хочу ее увидеть! Майлс даже не пошевелиться и ни на секундочку не отпустит моей руки.
Ты мог на нее давно уже взглянуть, если бы не проспал: Шеррил прекрасно видно в окне детского отделения, Бриггс! Мы решили, что она не похожа на тебя - на Макса похожа! Уверен, что они ничего не скрывают? перебивая друг друга уже даже за дверью голоса друзей стихнуть только через пару минут после того, как мы останемся одни в ожидании когда нам принесут дочь. И именно это будет идеальный момент для того, что бы я спосила его о вчерашнем:
Не расскажешь мне, почему вчера решил напиться в одиночку? но мне кажется я заранее знаю ответ. Всю мою беременность у Майлса совершенно не было времени подумать о нашей дочери, о своей новой роли, потому как слишком много внимания я со своими проблемами привлекла к себе, отодвигая на второй план саму виновницу происходящих, в нашей жизни, перемен. У него не было возможности примеить на себя слово "папа" и представить всю отвественность стоящего за этим, может быть имено вчера, когда все разрешилось самым благополучным для меня образом, он столкнулся с суровой реалией: теперь мы с ним - родители и на нас лежит огромная отвественность? Конечно я окажусь права: пойму это в тот момент когда он начнет придумывать глупости о том, что может напугать или не понравиться Шерри! Как ты можешь ей не понравиться, дурачок, когда однажды понравившись мне до сих пор не можешь разонравиться? потянусь к его щеке и успею легонько до нее дотронуться, когда в палату принесут маленький, кряхтящий кулечек.
Не знаю, сущствуют ли во всех языках мира хоть какие-либо слова, что будут в состоянии описать все те чувства, что я испытываю глядя на Шерри? Она шумно сопит и очень часто недовольно конючит, но меня это совшенно не раздражает и лишь вызывает волну новых, восторженных мыслей о том, как подобное, вообще, могло с нами произойти? Знакомься, Майлс. Это - Шеррил Джоан Бриггс. Наша дочь. я разверну кулек в сторону мужа, что бы ему лучше было видно ее личико и, конечно, на него она посмотрит точно так же, осуждающе, как посмотрела впервые и на меня. Но она очкнь быстро сменит гнев на милость и чему-то счастливо улыбнется, будто бы и вправду понимая, что познакомлась с кем-то очень важным. Кажется, ты ей понравился!

0

9

Я не какой-то то там супергерой, и у меня, как и всех людей есть определенные страхи. Пауков боюсь, змей всяких, того, что однажды Орнелла решит что я, такой косячный, ей уже надоел и уйдет от меня к Уебберсу, и, дети. Я боюсь детей. Те, которые помладше кажутся мне невероятно хрупкими, и , будто, если я дотронусь до них, то у кого-нибудь обязательно что-нибудь сломается. Те, которые постарше, воспринимаются мной как маленькие монстры, готовые разрушать все на своем пути, в том числе и нервную систему не только своих родителей, но и всех окружающих их людей. А затем начинается трудный возраст, и подростки пугают уже своей глупостью , ну а то, что следует дальше, уже не воспринимается мной как "ребёнок" и там не так уж и страшно. Надо ли говорить, что и сейчас я боялся невероятно , но не того, что Шерри окажется слишком маленькой или очень громкой, а того, скорее, на каких нотах и полутонах пройдет наше с ней знакомство.
-Да и не пил я совсем... Так... Чисто нервишки успокоить. А она что, правда похожа на Макса? Не то , чтобы я поверил всем этим дурацким как никогда шутейкам друзей, но от подобного вопроса все же не удержался, но тут же вообще выкинул его из головы, когда дверь открылась и медсестра внесла маленький сверточек на своих руках в палату, передавая его Орнелле.
Мне на секунду показалось, что мир вокруг меня замер. Планета остановила свое движение, и никого больше не было тут кроме меня, Орнеллы и ещё одного маленького человечка, который смотрит на меня как-то недовольно-осуждающе сначала, словно я был виноват в том, что она родилась. Ну то есть я, конечно, был виноват, не спорю , но в ее взгляде читалось что-то типа "мне там было хорошо и уютно, а из-за тебя пришлось менять место расположения и вот тут меня все бесит!". Наверное, если бы она знала какие-нибудь слова и могла составлять из них предложения, она бы что-то такое и сказала в первое мгновение, когда на меня посмотрела. Дальше она, конечно, сменила гнев на милость, но мне все равно было стыдно. -И совсем ты непохожа на Макса. Больше на маленького инопланетянина. Но на очень очеровательного! И мне невыносимо хочется дотронуться до нее, но я не стану это делать, так как у малышки обед, и кто я такой, чтобы отвлекать ее от столь важного дела.
Я много раз слышал восторженные речи родителей о своих детях, но не понимал их. Ну ребенок и ребенок. Что в этом такого необычного? Да, своих детей сложно не любить, как и своих родителей, но общий ажиотаж никогда не поддерживал, предпочитая лишь кивать, и молча со всем соглашаться, от греха подальше. Однако именно в тот момент, когда я впервые посмотрел на Шерри, и когда она впервые мне улыбнулась, мне кажется, что я понял.
Это нельзя сравнить с моим сумасшедшим чувством, которое я испытываю к Орнелле, и не потому что оно сильнее, или слабее, нет, наверное, все же, на равных , но если это и можно назвать любовью , то это совершенно другой ее подвид. Одного взгляда хватило, одной доли секунды , чтобы я понял, что для этого маленького комочка я готов сделать все , что угодно, костьми лечь, весь мир с ног на голову перевернуть, лишь бы она была счастлива. Наверное это прямо таки было написано на моем лице, да и нетрудно было догадаться, что я почувствовал, ведь смотря на то, как аппетитно она чавкает, я даже двигаться боялся. Просто замер, и старался сильно не дышать, не сводя взгляда с того, как моя жена кормит мою дочь.
Жена и дочь. Мог ли я когда-нибудь подумать, что мы с Орнеллой когда-нибудь станем родителями? Все таки, наверное, нет. С нашими сумасшедшими отношениями, мы можем родить для себя только нервные срывы , но никак не эту маленькую красотку, которая так забавно сопела, что хотелось этот звук записать на диктофон и переслушивать часами, раз за разом. Я , наверное, точно сходил с ума, но это, знаете, было достаточно приятным процессом, ведь в одно мгновение я почувствовал себя самым счастливым человеком на этой планете, и никто и ничто не могло сейчас нарушить это самое счастье, разливающееся по телу приятным теплом. Как будто в жизни все вот прямо окончательно встало на свои места, и в нашем с Нелл паззле нашлась ещё одна, очень важная деталь.

-Да не похожа она на тебя! Иногда Макс немного забывается. Вот прямо как сейчас, когда доказывает, что моя Шерил его копия. -У нас с ней носы одинаковые! Я посмотрю на него внимательно, думая , прикалывается он сейчас, или все таки серьезно? -Значит я тебе сейчас твой нос сломаю, и они станут совершенно разными! Это все таки немного на него подействовало, и он замолчал, видимо тоже пытаясь сообразить шучу я, или говорю серьезно, и я взглядом ему даю понять, что серьёзен как никогда.
Первый день после моего знакомства с дочерью уже прошел, и я стал немного поспокойнее, даже сейчас, когда приехал к Орнелле, которая чуть ли не пинком под ночь уже вытолкала меня из палаты , и принесли ребенка, я уже не впадал в счастливую прострацию, и даже смог немного подержать ее на руках, под внимательным приглядыванием медсестры, жены, и самой Шерри. У нее вообще был невероятно проницательный взгляд. Смотрела на меня так, словно следила за мной с самого уже моего рождения , и всё-все-все про меня знает. И как только мне становилось немного жутковато, она тут же начинала улыбаться. -Так все таки есть у тебя коленные чашечки или нет? Это был первый вопрос, который я ей задал, и, конечно же, юная мисс Бриггс не смогла мне на него ответить, но чего-то так довольно хихикнула, прежде чем я передал ее Орнелле. -Ты вообще могла подумать когда-нибудь, что мы способны на такое?
Я тупил в последнее время невероятно. Даже Мэтт мне это сказал. Был отстранённым, на вопросы отвечал медленно, соображал заторможенно. Но я могу сказать почему: потому что мысли все мои сейчас крутились вокруг моей семьи и, наверное, немало времени пройдет прежде, чем я наконец осознаю то, что у нас действительно есть дочь. Маленькая копия меня и Орнеллы в одном лице. И, скажу честно , смотря на нее, мне уже не хотелось чтобы она взрослела. Ну то есть ещё немножко можно, и хватит. Потому что мальчишки уже даже в детском саду ведут себя не очень хорошо. Знаем, помним, проходили.

-Я принес тебе пончики. В магазине сказали что они без всяких дурацких добавок, но вкусные. Тебе можно пончики? Прежде чем запихнуть один из них себе в рот, протяну сладость Орнелле. -Ты не поверишь кого я встретил сегодня. Оказывается Кокс тоже женился, и у него тоже жена рожает. Он обещал зайти к тебе в гости до твоей выписки. А ещё я купил такую прикольную штуку для Шерри. Она как переносная кроватка, и на ней нарисованы розовые поросята с крылышками. Не хочу сказать, что она поросенок, но когда ест измазюкивается вся. Папа уже купил ей детский трёхколёсный велосипед, но после долгих разговоров с мамой все таки согласился, что ещё слишком рано, а она, кстати, очень рада, что мы назвали Шерри в ее честь. Они хотят все завтра к нам приехать, но если ты вдруг не очень хорошо себя чувствуешь, мы отложим все это. Я, конечно, надеюсь на то, что Нелл все таки попросит все отложить, потому как мне невероятно уже хотелось оказаться дома не вдовоем, а втроём, без огромного количества людей и без лишней шумихи. Да и к тому же врач достаточно тонко намекнул, что первое время ей нужен покой. Ну и ещё провел мне целую лекцию по уходу за женой, как только узнал, что именно я буду забирать эту "прекрасную своенравную девушку" из больницы.

0

10

Я не знаю, когда именно придет осознание того, что мы стали родителями: принятие абсолютной ответственности за кого-то совершенно беззащитного и белоснежно чистого. И какой историей заполнится эта невероятная, уникальная книга, будет зависеть от нас - нужно было понимать уже сейчас, но ни Майлс ни я, наверное, за ощущением полнейшей эйофрии, еще к этому не пришли. Да и разве к такому можно быть готовым всецело? Безусловно, работая, в свое время, с детьми, я давно уже встала на сторону осознанного родительства и планирования семьи, но лишь столкнувшись со случайностью, которую через девять месяцев мы назвали Шеррил Джоан Бриггс, я поняла, что в подобных вопросах просто невозможно подготовить себя на все 100 процентов плюс перестраховаться: на всякий случай. Но меня это не пугало. Уже. Наверное, никогда и не пугало так сильно, как теперь Майлса, хотя эта разница в нашем восприятии данной ситуации вероятна из за того, что в женщинах, ве же, это заложено на уровне инстинктов - материнство. Отцовство понять трудней. Но я смотрю на то, как он нервничает перед тем, как впервые увидит Шерри и, знаете, в этот момент мне кажется, что сильней любить просто невозможно: настолько он мил в этот момент. Я сама не уверенна в том, что делаю все правильно, что оказавшись с ребенком один на один, без присмотра санитарок, не причиню ей вред своими неосторожными движениями или действиями: она ведь такая крошечная. Невероятно маленькая: начиная от пяточек заканчивая пальчиками на руках. Но я хочу научится и знаю, что буду стараться невероятно для того, что бы стать, пусть и не лучшей, но хорошей мамой.
Позже, когда Шерри снова унесут и мы останемся одни я обязательно скажу ему, что он будет самым лучшим отцом на свете: таким, о котором можно только мечтать. Что наша девочка будет любить его за его детскую непосредственность и что он, в отличии от меня, всегда будет на ее стороне в любой, даже самой безумной и глупой, проказе, разве может быть по-другому, когда дело будет касаться его дочери? Скажу, как представляю, что едва она научится ходить, Шерри первая будет выбегать к нему навстречу после долгого турне и эта традиция останется с нами до самого ее подросткового периода, когда она начнет пропадать у друзей и не всегда сможет присутствовать при его возвращении с поездок. Как он будет ходить на ее родительские собрания в школе и с гордостью слушать все те хорошие вещи, что про нее говорят, ведь, наверняка, она будет хорошо учится, потому как я смогу привить ей любовь к наукам. Мне бы очень хотелось своими словами хоть немного его успокоить, но, я знаю, что все волнение отступит лишь тогда, когда мы окажемся в стенах родного дома, столкнувшись с маленьким комендантом наших, теперь, жизней и поймем, что не так уж это было и страшно, как мы себе вообразили. Что пусть мы теперь и родители - это повод стать лишь лучше. Как, вообще, я могла допустить мысль, что появление в нашем тандеме кого-то третьего, может как-то отрицательно сказаться на нас? Что появление у нас Шерри заставит совершенно по-другому переосмыслить именно наши с Майлсом взаимоотношения? Никакого нового смысла мне не открылось и рассказывая ему о том, как и я сама с ней, впервые, познакомилась, все, что я чувствовала, как и раньше: это безграничную любовь к этому парню, которого однажды украла у всего мира и, кажется, никогда в жизни не захочу отдавать обратно.
Оставшиеся дни в больнице будут тянуться невероятно долго, потому как все, чего мне хотелось после пережитого - это остаться наедине со своей семьей. Наконец, не без помощи Майлса, конечно, принять нормально душ и поесть адекватной еды, в тайне от всех, ведь ничего кроме супов мне, в ближайшие недели две, есть запретили. Показать Шерри ее комнату и немедленно залезть в гугл, что бы узнать, как долго у детей заживает темечко, потому как эта дырка на голове у моего ребенка, что говорить, пугала невероятно. Майлс, в этот раз, не пил и не опаздывал на часы приема. Иногда, даже, уговаривал медсестер разрешить ему остаться со мной подольше и ему не отказывали. Мне показалось, что он немного расслабился и теперь не входил в немое оцепенение каждый раз, когда ему предлагали подержать на руках ребенка.
Своими расспросами о выписке, наверное, я всех достала. Почему меня задерживали в больнице - было непонятно, но в тот день, когда мне сказали, что завтра я уже буду дома стал прямо праздником и для меня и для Майлса и для всех, кого я достала своим вредным, дотошным характером, потому как к концу пятого дня мне было все не так: и простынки и обеды и Шерри, как мне казалось, санитарки пеленали из рук вон плохо... Конечно, никаких гостей мне, даже самых близких, видеть уже не хотелось и когда Майлс рассказал о возможной встречей с Коксом сказала, что совершенно не жалею о том, что не видела этого парня уже около пяти лет, а затем, мягко дала ему понять, что не расстроюсь, если не увижу его еще столько же. Давайте уже просто побудем наедине... всей семьей! Мне нравилось, как теперь, в свете последних событий, стало звучать это слово и я с удовольствием его смакую, предлагая отменить все встречи и побыть дома вдвоем... втроем! Конечно муж мне не откажет и, не сообщив никому о точном времени моей выписки мы уедем домой, что бы, волнуясь, оба, показать дочери ее дом.

0


Вы здесь » *** » Новый форум » Drink up its last call;